Вход:  Пароль:  
EAstudies.ru: Глава ...
Home Page | Каталог | Изменения | НовыеКомментарии | Пользователи | Регистрация |

Глава 1. История нахождения, дешифровки, проблема датирования


Приступая к рассмотрению гадательных надписей как исторического источника, мы сочли необходимым изучить историю их нахождения, проблемы дешифровки и датирования, т.к. эти аспекты определяют наш подход к исследованию источника.
Ранее, когда еще не были обнаружены тексты надписей на черепашьих щитках и костях животных, основными источниками по изучению событийной истории Шан являлись «Исторические записки» Сыма Цяня. Они были написаны на основе утраченных источников спустя тысячу лет после падения государства Шан. В основе текста Сыма Цяня лежит перечень правителей. Большая часть из них названа, но описаний их правления нет или оно очень кратко. Отдельные сюжеты в основном легендарного характера упоминается в памятниках Восточного Чжоу: «Шибэнь» («Основные [записи] поколений [правителей]») и «Губэнь чжушу цзинянь» («Бамбуковые анналы, древняя версия»). Отсюда эпиграфические источники являются важнейшими, они представлены гадательными надписями.

История нахождения

Иньские гадательные надписи были найдены аньянскими крестьянами, которые в конце XIX в. выкопали фрагменты панцирей и костей с надписями на своих полях. Не зная об их значении, они продали их фармацевтам в качестве «драконовых костей», используемых в китайской медицине для приготовления снадобий. По одной версии, о ценности «костей» додумался один торговец из Вэйсяни (пров. Шаньдун), занимавшийся скупкой старинных бронзовых изделий в этих местах. В 1899 г. он продал партию костей в г. Тяньцзинь, а другую – продал ученому и коллекционеру из Пекина Ван И-жуну (1845–1900). По другой версии, во время лечения Ван И-жуну потребовались «кости дракона», он приобрел их у фармацевта и на одной из костей заметил образцы древнего китайского письма. Он считается первым, кто обнаружил сходство аньянских надписей с бронзовыми инскрипциями.
Существует мнение, что значительная часть костей с гадательными надписями до этого события была использована крестьянами в различных целях, поэтому неопределенный, но сравнительно крупный массив текстов оказался утерян. Но можно предположить, что это была первая крупная находка в принципе. Крестьяне хорошо знали ценность надписей на чжоуской бронзе, поэтому увидев древние письмена на «костях дракона», они, скорее всего, сначала сообщали об этом, им выгоднее было их продать, чем съесть. Таким образом, можно предположить, что на данный момент мы обладаем практически всем массивом надписей.
Значительная часть иньских надписей сохранилась фрагментарно, в виде нескольких знаков. Самый большой текст включает ок. двухсот знаков. Если фрагменты были найдены в одной яме, то их можно воссоединить и получить целую надпись. Часто знаки вырезались грубо. Они записывались справа налево, слева направо, сверху вниз и располагались внутри сегментов панциря. Гадательные надписи поздних периодов обычно вырезались колонками сверху вниз и рядами справа налево внутри каждого из сегментов черепашьего щитка.
Мы выдвинули гипотезу о том, что между характером надписи и характером носителя есть связь. Действительно, такая связь есть. Обратите внимание, что на лопатках животных текст расположен справа налево по всей поверхности. Что касается черепашьих панцирей, то текст располагается не только вертикально справа налево, но и на левой внешней стороне слева направо, а на правой стороне наоборот: справа налево. Это объясняется, прежде всего, тем, что в представлении шанцев существовало два мира: мир живых и мир мертвых (духов предков). Считалось, что духи предков услышат вопрос или просьбу и т.д. только в том случае, если текст гадания будет располагаться и в нормальном, и в противоположном (зеркальном) направлении. Возможно, расположение текста также зависело от предпочтений того, кто совершал гадание: гадатель и его ассистенты или же сам ван.
В ходе работы было отмечено, что все исследователи без исключения, изучая какую-либо тему, не рассматривают текст одной надписи в контексте всех надписей панциря или лопатки. Мы предположили, что все надписи одного и того же носителя связаны между собой по смыслу и в контексте могут нести куда больше исторической информации, чем, если бы мы рассматривали их вне контекста.

Проблемы дешифровки гадательных надписей

Со времени открытия гадательных надписей изучению этих палеографических памятников посвящено огромное количество научных работ как в Китае, так и за его рубежом, но и поныне многие важные вопросы остаются нерешенными. По данным справочников, на гадательных костях обнаружено 4672 знака, из них дешифровано лишь 1723, т.е. немногим более одной трети знаков .
Основоположниками изучения иньских надписей являются Ло Чжэн-юй (1866–1940) и его ученик Ван Го-вэй (1877–1927), которые создали науку о надписях на панцирях и костях – «цзягусюэ» 甲骨学. До начала раскопок холма Инь в 1928 г., она называлась наука Ло и Вана – «Ло Ван чжи сюэ» 罗王之学. А первыми коллекционерами стали американские и английские миссионеры Чалфант, Каулинг, Менциус.
В 1928 г. Академия наук Китайской Республики предприняла в районе Аньяна раскопки, в результате которых были обнаружены гадательные надписи, памятники поздних неолитических культур и памятники ранней бронзы. Наиболее известными последователями найденных материалов били Го Мо-жо (1892–1978), Дун Цзо-бинь (1895–1963) и ученые его школы. Среди ученых следующего поколения, учеников Дун Цзо-биня, выделяются Ху Хоу-сюань (1911–1995) и Юй Син-у (1896–1984). Работы Ван Го-вэя и Дун Цзо-биня оказали значительное влияние и на ученых КНР, занимавшихся гадательными надписями.
Явное ограничение китайской науки заключалось в том, что дешифровка производилась путем отождествления древних письмен со знаками современной письменности, поэтому древние знаки зачастую искусственно модернизируются исследователями. Знаки, не имеющие современной адекватной формы, разными авторами толкуются по-разному.
Интерес ученых к гадательным надписям на костях и черепашьих панцирях объясняется уникальностью и большой исторической ценностью памятников. Сложность дешифровки гадательных надписей связана прежде всего с архаичностью письма. Рисуночная форма пиктограмм и отсутствие знаков, записывающих звук, сближает это письмо с петроглифами. Для петроглифов позднейшего периода (начала эпохи бронзы) характерно освобождение рисунка от второстепенных деталей, стремление к стилизации и схематизации изображений, появление счетных символов и различных символических знаков, значение которых пока не поддается расшифровке.
Как и древние наскальные рисунки в период своего зарождения, которое датируется концом палеолита и началом неолита, пиктограммы гадательных надписей могли быть только «точным и конструктивным отражением реального мира». Поэтому правильное понимание стилизованных и схематических изображений может быть достигнуто только путем сравнения с реалистическими прототипами.
В наскальных рисунках часто изображалась лишь самая существенная часть понятий. Так, например, в древнейших петроглифах при изображении зверей ограничивались рисунком головы животного. Тот же прием характерен и для петроглифов позднейшего периода, когда наблюдается абсолютное превосходство антропоморфных сюжетов. Аналогичные явления можно проследить на гадательных надписях, это может служить путеводной нитью при их датировке.
Изменения, происшедшие в письме в процессе развития общества, не позволяют механически воспринимать древние знаки в современном значении, поэтому для дешифровки пиктограмм древнего китайского письма должен быть разработан особый метод.

Проблема датирования надписей

Одной из важнейших проблем после открытия гадательных надписей на костях явилась проблема датировки этих памятников. При расшифровке надписей было обнаружено, что в них упоминаются имена предков, обозначенные теми же циклическими знаками, что и дни гаданий. Например: «Гадали в жэньцзы (девятый день декады), вану принести жертву прародительнице Жэнь, не будет хулы». В этой надписи жэньцзы понимается как указание даты гадания, обозначенной двумя циклическими знаками – жэнь и цзы. Известно, что в I тысячелетии до н.э. циклическими знаками жэньцзы обозначали сорок девятый день в шестидесятидневном цикле, на основе которого исчислялось время года. Цикл в шестьдесят дней возник в результате соединения десяти циклических знаков первого ряда с двенадцатью циклическими знаками второго ряда. Знаки первого ряда (как, например, жэнь в приведенном примере) использовались в гадательных надписях и для обозначения имен предков (прародительница Жэнь).
Как сообщается в «Исторических записках», этими знаками обозначались имена правителей Шан-Инь. На этом основании Ван Го-вэй и Ло Чжэнь-юй отождествили имена предков, вырезанные на гадательных костях, с именами царей Шан-Инь. Что касается женских предков, упоминаемых в некоторых надписях вместе с мужскими, то названные исследователи посчитали их женами царей. В некоторых гадательных надписях говорится о жертве, приносимой женскому предку отдельно от мужских предков .
Крупнейшим достижением в изучении гадательных надписей была разработка системы их датирования Дун Цзо-бинем в 1929 г., открывшим в них имена гадателей. Он предположил, что все над¬писи, сделанные одним и тем же гадателем, относятся к сравнительно небольшому отрезку времени. А поскольку упоминав¬шиеся в надписях имена усопших правителей включали соответствующий термин родства, то оказалось возможным установить период деятельности того или иного гадателя. Например, в надписях гадателя Цюэ упоминаются «отец И», «отец Синь», «отец Гэн». Из этого был сделан вывод о том, что этот гадатель жил при ване У-дине, отец которого был Сяо-и, а его братья — Сяо-синь и Пань-гэн. В надписях гадателя Да встречается Фу-дин, под которым подразумевается У-дин, т.е. Да жил при преемнике вана У-дина, Цзу-гэне и т.д.
Кроме этого, наблюдения над почерком, особенностями упоминаний других собственных имен и т.д. позволили Дун Цзо-биню распределить все изученные гадательные надписи от У-дина до Ди-синя по пяти периодам :
I. У-дин (1245–1187 гг. до н.э.);
II. Цзу-гэн (1187–1181 гг. до н.э.), Цзу-цзя (1181–1166 гг. до н.э.)
III. Лин-синь (1166–1161 гг. до н.э.), Кан-дин (1161–1131 гг. до н.э.)
IV. У-и (1131–1097 гг. до н.э.), Вэнь-дин (1097–1095 гг. до н.э.)
V. Ди-и (1095–1059 гг. до н.э.), Ди-синь (1059–1027 гг. до н.э.).
Разбиение на периоды дает возможность для реализации исторического подхода к анализу материала этого вида источников.
Таким образом, мы убедились в том, что обстоятельства нахождения гадательных надписей весьма специфичны и должны стать темой отдельного исследования, т.к. от их выяснения зависит уверенность ученых в репрезентативности имеющегося у них на сегодняшний день массива гадательных надписей. Наша гипотеза определенно требует исследования.
Более полная дешифровка иньских знаков также остается делом будущего. Прежде всего потому, что метод отождествления древних знаков с современными иероглифами, применяемый китайскими учеными, не всегда оказывается эффективным. Более того, вполне возможными оказываются грубые ошибки при переводе надписей. Выработка новой методики дешифровки знаков смогла бы дать большой толчок для выявления новой исторической информации о шанском обществе данного периода.
Датирование надписей, столь важное для полноценного исторического анализа, пока тоже подвергается сомнению.



 
Файлов нет. [Показать файлы/форму]
Комментариев нет. [Показать комментарии/форму]