Вход:  Пароль:  
Home Page | Каталог | Изменения | НовыеКомментарии | Пользователи | Регистрация |

Научный руководитель М.Ю. Ульянов
Научный консультант С.В. Кулланда


Оглавление документа

Введение

Предмет и задачи исследования


Данная работа представляет собой исследование эпиграфики государства Матарам, которое находилось на Яве (центральная и восточная) VIII – XI вв. Главной задачей работы было исследование малоизученных должностей данного государства. Предмет исследования – надписи на камнях и медных табличках, выбитые в Матараме VIII – XI вв. Тексты надписи – на оригинальном языке, т.е. санскрите или древнеяванском, и их перевод на английский были взяты из книги Х.Б. Саркара «Корпус надписей центральной Явы». Была проделана работа по переводу части надписей на русский язык, что представлено в приложении. По «корпусу надписей…» была составлена база данных, в таблицу была включена следующая информация: датировка, тема/краткое содержание, место нахождения, материал и внешний вид надписи, кто занимался переводом, исследованием.


Таким образом, в «корпусе…» содержатся надписи в хронологическом порядке от надписей из Тарумы правителя Пурнавармана V в. н.э. надписей времен Матарама конца Х в., материал надписей в первом периоде 1. материалом служил только камень, далее появляются медные таблички 2, но камень по-прежнему присутствует. В зависимости от политической ситуации (перемещение государственного центра, территориальные захваты и т.д.) менялось географическе распространение надписей. Эпиграфика представленная в книге Х.Б. Саркара была изучена, в основном, в IX и начале XX в. такими видными голландскими учеными- востоковдами, как, естественно, сам Х.Б. Саркар, Н. Дж. Кром, В.Ф. Статтерхеим., Х. Керн, французскими исследователями Л.-Ш. Даме 3 и Й. де Каспарис.


Еще одной целью, поставленной в курсовой работе, было создание подробного очерка истории Матарама, используя данные трудах историков. В одних работах уклон сделан на политическую историю, в других на социально-экономическую, в третьих на религию. Хотелось собрать все это воедино в очерке, включая туда как можно больше информации, поскольку в обоих учебниках по истории Индонезии на русском языке Матараму уделено сравнительно мало внимания, так например, в учебнике В.А. Тюрина лишь 3 страницы, нет даже подзголовка, тогда как для Шривиджаи есть.


В очерке собраны различные точки зрения по главной загадке в истории государства Матарам – династия Шаилендров 4. На этот счет точек зрения много, однако вырисовываются 2 основные направления: либо династия Шаилендров завоевала власть в Матараме, вытеснив Санджаитов на некоторое время, либо Шаилендры правили в государстве, которое было завоевано Санджаитами.


Информации о политической истории, конечно, больше, чем о социальной, о структуре и организации управления в государстве. По этому вопросу в очерке было собрано воедино максимальное количество доступной информации 5. Сама по себе вертикаль власти представлена хорошо, однако, очень мало сказано о должностях. На русском языке серьезный вклад внес С.В. Кулланда, описав достаточно подробно на основе данных эпиграфики функции важных чиновничьих должностей в работе «Древняя история Явы».


В данной работе, поскольку, в общей сложности, информации по вопросу административного аппарата мало, глубоких исследований практически нет, была начата работа по подробному изучению функций должностей в Матараме на основе эпиграфики. Были максимально полно на основе имеющихся письменных источниках (на камнях и медных табличках) изучены должности Памгат / Самгат и Пангкур, Таван, Тирип.


Методика


Для того, чтобы провести системное исследование должностей, которые упомянуты в надписях, для исследуемой должности была составлена таблица с кратким описанием надписей (название, год, правитель, тип юридического документа 6) и всей информацей относительно должности, т.е. цитаты, количество золота, полученного в подарок, между какими чиновниками перечислена исследуемая должность, другая важная информация. Если это требовалось, были составлены уже в тексте исследования отдельные таблицы по именам чиновников, по их следованию друг за другом в тексте.


Это наиболее удобный способ сбора и систематизации материала, поскольку позволяет исследовать большой объем информации, значительно больший, чем под силу при обычной прочтении. Что особенно важно, он позволяет аккумулировать всю нужную по узкому вопросу информацию в одном месте, за счет чего исследователю гораздо легче выявить какую-либо информацию, а следовательно, сделать выводы. По такой таблице моментально становится ясно, когда должность встречается в эпиграфике впервые, насколько часто она встречается, при каком правителе больше, при каком меньше, как изменяются функции чиновника с течением времени и другая информация.


Для начала исследовалась только самая общая информация, чтобы стало ясно, к какой области жизни относилась его деятельность. Затем брались более редкие и нетипичные случаи. Все это позволяло выявить наиболее полную парадигму функций/ полномочей исследуемой должности, ее значимость и положение в социальной иерархии Матарама.


Стоит отметить, что исследование проводилось только на основе информации из источников, т.е. надписей. Историография привлекалась только после завершения изучения, для свободного восприятия данных эпиграфики, чтобы не ориентироваться на точку зрения ученых, поскольку могли быть получены иные результаты. Так например, результаты данного исследования подтверждают точку зрения С.В. Кулланды по поводу функций памгата, тавана и тирипа: их деятельность связана с налогами. Однако, как отмечает С.В. Кулланда, почти все западные ученые с трудом относят их деятельность к налоговой сфере, тогда как в текстах надписей на это есть прямое указание .


В работе над надписями широко использовался оригинлаьный текст на древнеяванском языке. Помимо этого при переводе и исследований надписи помимо английского (соответсвенно русского перевода с английского языка) активно применялся древнеяванский текст для более правильного подбора русского слова. Так, например, мы считаем не корректным использование слова король (king) в переводе на английский, так как слово «король» является реалией западноевропейской истории, тогда как в оригинале использовалось слово «раджа» или «махараджа». В переводе, если это было четко ясно, использовали вариант «раджа» или «махараджа», вместо «великий прославленный правитель» (illustrious great king). В тексте исследования наиболее корректным считаем использование слов «правитель» и «государь».

Структура работы


Работа состоит из введения, в котором описана применяемая методика, главное место в разделе занимает историография, в которой рассмотрены работы отечественных, западных и индонезийский ученых, на основе которых в первой главе представлен подробный очерк истории Матарама, рассмотрены различные точки зрения исследователей относительно спорных вопросов, таких как, например, правление династии Шаилендра на центральной Яве и отношения с династией Санджаитов. Рассмотрена не только политическая история, но и социальные отношения, администратиыное устройство государства. Очерк снабжен достаточно подробными картами, взятыми с са йтов www.wikipedia.id, www.indonesiaphotos.com, Http://users.powernet.co.uk/mkmarina/indonesia/indonesia.html


и отсканированными из книг и путеводителей. Вторая глава посвящена описанию эпиграфического массива, проблеме изучения индонезийской эпиграфики. Третья глава представляет собой исследования должностей Матарама, занимавших высокое положение в социальной структуре, важных для делопроизводства, потому часто встречающихся в эпиграфике, а значит более легких для исследования. На наш взгляд, сначала нужно выстроить «рамку», изучив более значительные должности, а потом уже «заполнять клеточки» менее значимыми, реже встречающимися, а значит более интересными должностями. Такое исследование, как нам кажется, можно сравнить с паззлом, когда сначала картина совсем не ясна, а потом из деталей вырисовывется вся структура. За заключением следует приложение, в которое помещены, во-первых, переводы части надписи с английского языка, но с использованием древнеяванского текста для более правильного подбора русского слова, во-вторых, переводы двух статей: голландской исследовательницы Джен Виссеман Кристи «Пересмотр истории раннего Матарама» и индонезийского историка Баскоро Чахйоно «Доминирование центра над окраинами», в-третьих, аналитические таблицы по эпиграфике, должностям.


Стоит отдельно отметить, что работа снабжена не только картами, но и фотографиями упоминаемых ученых, храмов, книг. На наш взгяд иллюстрации привносят интерес в работу, дают большее представление об изучаемой стране. Это особенно важно для очерка истории. В данной работе именно в нем самое большое количество фотографий и карт, тогда как уязвимым местом учебников по истории Матарама, на наш взгляд, является небольшое количество иллюстрации, как в книге «История Индонезии I» или вообще их отсутствие, как в учебнике В.А. Тюрина «История Индонезии».


Таким образом, в работе, во-первых, разобрана история Матарама на основе разных точек зрения, во-вторых, на основе анализа как английского перевода надписей, так и оригинального древнеяванского текста были изучены следующие должности: пангкур, таван, тирип, самгат, памгат. Было доказано, что пангкур, таван, тирип являются высокопоставленными налоговыми чиновниками, возможно, они вооружены, имеют «помощников» (вадвā и паруджар), иногда могут выступать свидетелями при дарении деревни или выделении важной симы, получают сравнительно дорогие подарки, эти должности, скорее всего, назнаначаемые, таван мог называться хабāнг,возможно, пангкур является главным среди этих чиновников, возможно также, что среди этих должностей происходила ротация.


Самгат и памгат это одна и та же должность, лишь разное написание, посколько обе должности встречается в надписях одного и того же периода, в схожих ситуациях, вполне вероятно, что существовала вариация в названии по первой букве. Это была достаточно высоквая, весьма значимая должность. Очевидно, что с/памгат размечал свободное владение, однако после 913 эта функция не встречается в эпиграфике. К тому же и до, и после этого года надписи фиксируют и других чиновников, размечающих свободные владения. Возможно, с течением времени аппарат власти усложнился, о чем свидетельсвует и усложнение формулировок в написях, и с\памгат становится чиновником, раздающим указы, а рабооту «на местах» выполняют подчиненные ему люди. Схожая точка зрения и у С.В. Кулланды, который считает, что постепенно с\памгаты начинают фигурировать как метсные администраторы, в истории Матарама они прошли путь от условного владения к наследственному [Кулланда, 1992]. Есть основания полагать, что и с\памгат связан с налогооблажением, видимо потому, что в конце первого тысячелетия еще не было четкого разграничения полномочий чиновников. Возможно, с\памгат мог следить за выделенной им ранее симой. Есть слуаи, когда с\памгат выделял земли для себя, однако во всех этих случаях это только один человек (Пу Апус для своей дхармы в салингсинган), что наводит на мысль о том, что среди чиновников одной должности выделялись более влиятельные и приближенные к правителю, скорее всего статус чиновника зависел от того, какими землями он заведовал (памгат Хино был выше пагата Тиру).


Это только лишь 5 должностей из великого множества, перечисленного в раннеяванской эпиграфике, исследование которых найдет свое место в последующих работах.

Историография


На русском языке


Среди наиболее известных работ в отечественной историографии следует назвать труды Г.Г. Бандиленко, составленный им и Д.В. Деопиком первую часть учебника «История Идонезии», совместную работу Д.В. Деопика и С.В. Кулланды «Простейшие признаки яванского эпиграфического массива VIII – начала IX в. как источник по истории раннесредневековой Явы».


Среди работ Г.Г. Бандиленко выделяется книга «Культура и идеология средневековых государств Явы». Несмотря на то, что работа в основном посвящена культуре (храмовому строительству), в ней изложена интерпретация автора некоторых надписей: из Чанггал 732 г. н.э., Динойо 760 г. н.э., и других.


Что касается культуры, автор подразделяет средневековую яванскую культуру на три этапа. При характеристике этих этапов он затрагивает и эпиграфику. Так, говоря о древнем периоде (II-VII в), исследователь дает толкование древнейшей известной яванской эпиграфики – 4 надписям Пурнавармана, которое показывает, что «во-первых, идея власти правителя выражалась через образ монарха – воплощенного Вишну (надпись из Чиарутон), а может быть Индры (надпись из Тугу), и во – вторых, – что появление таких надписей (по крайней мере одной из данных – надпись из Джамбу), возможно, отвечала потребностям посмертного культа монарха» [Бандиленко, 84, 23].


В раннесредневековом периоде автор рассматривает три группы памятников, первая из которых «носит условной название «Диенг». Памятники этой группы связаны с правлением индуистской династией Санджаи (732 – 760) на Центральной Яве. В связи с датировкой древнейшего каменного чанди (остатки на горе Вукир) автор упоминает надпись из Чанггал, в которой говорится о возведении линги на горе правителем Санджаей. По словам исследователя «в надписи содержится апофеоз индуистской триады Шивы, Вишну и Брахмы…, благородный правитель Сана подчинил врагов, а после его смерти его сын Санджая, знаток наук и покровитель соседних государств, правил в союзе со своей сестрой» [Бандиленко, 84, 24]. Автор пишет, что эта надпись подтверждает то, что на раннесредневековой Яве культ линги правителя играл большую роль в государственной идеологии. Линга символизировала мощь правителя, раджапурохита – придворный брахман, «считался посредником, получившим лингу от Шивы и передающим её основателю правящей династии» [Бандиленко, 84, 23].


К Следующему приоду исследователь относит храмы группы «Боробудур», куда также входят храмы Мендут, Каласан, Плаосан. К третьему периоду он относит храмы в долине Прамбанан, главным представителем которых является величественный, поражающий воображение храм Лоро Джонгранг.


Исследование Г.Г. Бандиленко храмового строительства вносит весомый вклад в изучение политической истории, поскольку, как отмечает Джэн Виссеман Кристи в работе «Пересмотр истории раннего Матарама», широкое храмовое строительство разворачивалось в период политической стабильности, экономической мощи государства.


В первой части учебника «История Индонезии», составленного Г.Г. Бандиленко и Д.В. Деопиком достаточно подробно рассмотрена история Матарама, это, первая в русской историографии подробное описание истории этого государства. Рассмотрена история раннего Матарама при Санджае и правителях династии Шаилендра, религии центральной Явы того времени, храмовое строительство в этом регионе, внутриполитическая и социально-экономическая история государства с середины IX по начало X в., история Матарама после переноса центра на восток, особое внимание уделено хозяйству, аграрным отношениям Матарама, немало сказано о социально-политической структуре государства в X в., а также о хозяйственно-экономической и идеологической деятельности последнего правителя Матарама Аирланги в конце X – начале XI в.


В учебнике представлены результаты количественного анализа экономических аспектов содержания яванской эпиграфики. В них прослеживается эволюция централизованности государства Матарам, землевладеия. Важнейшими выводами, сделанными Д.В. Деопиком, являются следующие:по данным эпиграфики в VI в. было «больше строительства храмов, чем дарений земли и имущества». Дарения земли, как и в других государствах ЮВА, начались с монархав. в IX в. все немногочисленные эпиграфические данные свидетельствуют о том, что земельные дарения производились от лица рака или монарха: монархи уже только строят, а местные чиновники дарят построенным храмам поля, но не общину. Не была Ява и объединена «под единым скипетром», а политические положение определеялось борьбой между наиболее влиятельными рака, некоторым из которых удалось принять титул махараджа, например рака Панангкаран, что известно из надписи Каласан 778 г. н.э. географическое распределение надписей позволяет ученому сделать вывод о том, что во второй воловине IX – начале X в. «область приемущественного перераспределения земель и создания новых полей на Центральной Яве перемещается на юго-восток: Кеду и горный восточный Маланг. Во второй половине IX в. появилось упоминание о дарениях земли крупными землевладельцами рака самостоятельно возникших небольших княжеств. К 861 г. н.э. относится первое дарение вануа светскому лицу, но уже монархом. Важные изменениея происходят внутри общины: за военные заслуги деревенские чиновники начинают получать права симы (т.е. налоговый иммунитет) для своей вануа (т.е. общины), а для себя необработанные земли, которые превращали в частное владение, становясь феодалами. В X в. центр земельных дарений и политической активности смещается на Восточную Яву, где шли следующие изменения: новые области превращались в облагаемые налогом, там формировалось условное землевладение, которое позже становится наследственным.


Для нашей работы очень важны выводы Д.В. Деопика о должностном аппарате в Матараме: каждый полноправный член общины назывался анак вануа (anak wanua). Общину возглавляли старейшины – туха вануа (tuha wanua) и рама (rama). Как видно из надписей X в., усложняется и государсвтенный аппарат: «в центре его возглавлялми три ракариана махамантри, близкие родственники» правителя. Через них он передавал свои распоряжения высшим чиновникам самгатам и ракарьянам. Их конкретные функции неизвестны, как пишет ученый, однако из китайских данных эпохи династии Сун, восходящим к X в., что они не получали жалования, а жили за счет доходов со своих земель. «Кроме того, эпиграфика дает основание полагать, что до времени Вавы (924 – 928 гг.) и Синдока (929 – 947 гг.) разделение функций высших чиновников вообще было менее четким».


Материалы этой работы широко использовались при написании очерка истории Матарама.


В другом учебнике «История Индонезии» В.А. Тюрина информации о Матараме гораздо меньше, история государства представлена в гораздо более сжатом виде, однако представлена другая точка зрения по одному из спорных вопросов в истории государства – роли династии Шаилендров, которая также была учтена при написании очерка в данной работе.


Важнейшей в русской историографии по истории Матарама является совместная работа Д.В. Деопика и С.В. Кулланды «Простейшие признаки яванского эпиграфического массива VIII – начала X в. как источник по истории раннесредневековой Явы». В этой статье учеными на основе временного распределения надписей были выделены следующие периоды:


период датировка
первый до 841
второй 842 – 882
переходный 883 – 898
третий 899 – 928

Было изучено географическое распределение: «Основная масса надписей сосредоточена в центральной области (Вонособо, Теманггунг, Магеланг, Центральное и Южное Кеду, Джокьякарта, Суракарта) – 1,2 период; меньшая часть в Восточной области (Мадиун, Кедири, Сурабайя, Маланг) – 28% 3 периода…. На протяжении второго и особенно третьего периода происходил постепенный сдвиг зоны экономической активности на юго-восток» [Деопик, Кулланда, 81, 286, 287].


В результате изучения материала было выявлено, что «в первом периоде единственным материалом является камень» [Деопик, Кулланда, 81, 287]. В третьем периоде больше медных табличек (34%), появляются новые материалы: межевые камни (21%), линги и серебряный зонт. Разнообразие материалов говорит о разнообразии форм документов. В третьем периоде исчезают надписи на межевых камнях, увеличивается количество медных табличек. Взамен надписей на лингах приходят надписи на статуях, что характерно только для восточной области, на золотых и серебряных табличках. Учеными также было рассмотрено географическое распределение категорий материала по периодам: «Первый период не дает возможности для подробного анализа в силу однородности материала (камень)» [Деопик, Кулланда, 81, 289], во втором периоде стелы преобладают в северо-западных районах центральной области, а медные таблички в юго-восточных районах (Магеланг и Джокьякарта). В третьем периоде резко возрастает количество медных табличек, однако, только в центральной области. Только в Восточной области встречаются надписи на статуях, что говорит о специфике восточной области.


В ходе изучения языка надписей ученые выяснили, что в «первом периоде преобладали древнемалайские, санскритские и санскритояванские надписи. … Во втором периоде число надписей на древнеяванском резко возрастает (94%), 6 % массива приходится на санскритояванские и санскритские надписи. … Процесс унификации языка эпиграфики завершается уже в середине второго периода, когда яванский язык проникает и в сакральную часть текста, вытесняя оттуда санскрит. В третьем периоде надписи на древнеяванском составляют 100 % массива. Надписи на древнеяванском встречаются во всех районах, на санскрите в Центральной и Восточной области, надписи на древнемалайском только в Центральной области (Вонособо, Теманггунг, Джокьякарта). Яванские надписи выполнены на всех категориях материала, тогда как санскритские и древнемалайские только на камнях, как правило это сакральные надписи, что дает возможность предположить, что степень сакрализации камня выше, чем меди, как и степень сакрализации санскрита и древнемалайского.


Таким образом, «первый период характеризуется наиболее архаичным обликом эпиграфического массива» [Деопик, кулланда, 81, 293]. Второй период – время изменений: увеличивается интенсивность появления надписей, активно используется перспективный материал – медные таблички, древнеяванский язык вытесняет санскрит и древнемалайский, происходит унификация языка основного населения. Это важнейший этап развития яванской культуры. В третий период продолжаются тенденции второго периода.


Применяемая учеными методика количественного анализа позволила предложить приблизительную периодизацию, выделить экономические районы, наиболее важные с точки зрения интенсивности появления надписей и с точки зрения аграрного развития. Была выявлена основная тенденция 2 и 3 периодов: сдвиг зоны аграрной деятельности и земельных раздач на юго-восток и восток из долины Прого и долины Брантаса и Соло.


Результаты наших исследований надписей первого периода позволили подтвердить выделение этого периода: если ученые рассматривали материал, язык, распространяемость, то в курсовой был подробно исследован текст.


Другой важнейшей работой является труд С.В. Кулланды «История древней Явы ». В первых двух главах ученый уделяет внимание сранительному лингвистическому анализу языков Юго-Восточной Азии, связанных с современными индонезийскими языками для выявления пути пересеоения предков народов, населяющих архипелаг в современности. В ходе исследования были выделены 3 этапа расселения аустронезийцев:


этап время место миграции
Протоавстронезийский (ПАН) начало V – середина IV тысячелетия до н.э. отправившись с восточного побережья современного Китая, часть из них достигла Тайваня.
Западноавстронезийский (ЗАН) середина IV – III тысячелетие до н.э. носители языка ПАН двинулись на Тайвань, далее на Луссон, откуда распространились в Нусантару, Океанию, возможно, в Японию.
Западноиндонезийский (ЗИН) II тысячелетие до н.э. расселение по различным районам Индонезии.

Чрезвычайно важна для нашего исследования последняя глава работы С.В. Кулланды, в которой он рассматривает вопросы, связанные с общиной, в том числе следующие: раманта (ramanta), они были низшими государственными чиновниками, тесно связанными со старейшинами, осуществляли связь общин с центральной властью. Среди них выделяются патих, наяка, вахута. Функции рамантов состояли в охране порядка, среди них также выделяются смотритель рынка, смотритель мостов, лесничий. Рама и раманта осуществляли выплату налогов. Помощниками рамантов были рованги (rowang) и вадва (wadwa); таван, тирип, пангкур, вадихати, макудур, которые были высшими государственными должностными лицами, не относившимися к наследственной аристократии.


Для нашей работы особенно важным является мнение С.В. Кулланды относительно также исследованных им пангкура, тавана, тирипа (см. 3 главу курсовой работы). При исследовании нами учтены выводы о них.


С.В. Кулланда делает следующие выводы относительно организации древнеяванского общества: в основе лежала сельская община вануа (wanua), дававшая большую часть налогов. Значение общины было очень велико, поскольку «каждый полноправный подданный государства Матараме был приписан к какой-либо общине.» Верушка общины была срощена с низшими чиновниками, через которых взаимодействовала с государственным аппаратом. Контроль за общиной от лица государства осуществлял местный правитель (raka).


На английском языке


Изучение яванских надписей началось в 19 в. Самые ранние публикации самих надписей были осуществлены в Notulen, в журнале батавского общества BEFEO.


Первый анализ был проведен в работах Х. Керна, Р. Гориса, А.Б. Кохен- Стюарта, Й. де Каспариса, Л.-Ш. Дамэ, Х.Б. Саркара, Н. Дж. Крома, В.Ф. Статтерхеима, Дж. Л. А. Брандеса, Ф.Д. К. Боша и других. Авторы ставили перед собой следующие задачи: первоначально только перевод надписей, шли споры о прочтении акшар, так в книге Х.Б. Саркара к оригинальному тексту очень много сносок с информацией о другом прочтении тех или иных надписей другими исследователями. Огромную работу по датировке надписей христианским летоисчислением провел Л.-Ш. Дамэ. Далее продолжалась работа по интерпретации информации. С появлением новых найденных надписей постепенно изучалась политическая история государств, в середине XX в., большой вклад внес Й. де Каспарис, разработав хронологические рамки правлений в Матараме, в которых продолжалась дальнейшая деятельность ученых.


Были написаны общие статьи по истории и экономики, теории государственности Матарама. На данный момент среди западных ученых крупнейшим специалистом является ученица Й. де Каспариса Кристи. Рассмотрим некоторые из ее работ подробнее.


Важнейшей работой по истории Матарама является статья ученой «Пересмотр истории раннего Матарама» (Jan Wisseman Christie “Revising early Mataram”, перевод статьи на русский язык Поповой Е.А. в приложении). Статья посвящена политической истории государства, хронологическим рамкам правлений правителей. Исследование опирается на данные эпиграфики, в основном на важнейшие надписи Мантьясих 1 907 г. н.э. и надпись Вануа Тенгах III 908 году н.э, обе выбитые правителем Балитунгом (898 – 910).


Базируя свое исследование этих и других надписях, на опыте Й. де Каспариса, Я.В. Кристи в статье выстроила хронологию следующих правителей с характеристикой их правлений, разделив историю Матарама на фазы:


правитель годы правления
Фаза первая: основание (716 – 746 г. н.э.)
рату Санджая (716 – 746 г. н. э.)
Фаза вторая: расширение и консолидация на центральной Яве (746 – 827 г. н.э.)
рака Панангкаран (746 – 784 г. н.э.)
рака Панарабан (Панунггалан) (784 – 903 г. н.э.)
рака Варак дьях Манара (803 – 827 г.н.э.)
дьях Гула (август 827 г. н.э. – январь 828 г. н.э.)
Фаза третья: новые направления и восточная экспансия (828 – 885 г. н.э.)
Рака Гарунг, сын человека, чей прах был похоронен в Туук. 828 – 847 г. н.э.
Рака Пикатан дьях Саладуу 847 – 855 г. н.э.
Рака Каюванги дьях Локапāла 855 – 885 г. н.э.
Фаза четвертая: политическая нестабильность (885 – 898 г. н.э.)
Дьях Тагвас Февраль – сентябрь 885 г. н.э.
Рака Панумванган, (позже Лимус) дьях Девендра Сентябрь 885 г. н.э. – январь 887 г. н.э.
Рака Гурунгванги дьях Бхадра Январь – февраль 887 г. н.э.
Нет единого правителя Февраль 887 г. н.э. – ноябрь 894 г. н.э.
Балитунг и первые годы пятой фазы: стабилизация и рост влияния Восточной Явы (898 – 910 г. н.э.)
рака Ватукура дьях Балитунг 898 – 910 г. н.э.

Главным отличием трактовки истории Матарама Я.В. Кристи и русских ученых, главным образом Д.В. Деопика состоит во взгляде на централизованость государства. Д.В. Деопик полагает, что «центральная Ява … не была объединена под одним скипетром» [Бандиленко, Деопик, Цыганов, 92, 50], «несмотря на восстановление шиваитской династии, в последней четверти IX в. еще, по-видимому, не произошло объединения Центральной Явы» [Бандиленко, Деопик, Цыганов, 92, 56], объединение, как полагает историк, произошло только при Балитунге (898 – 910), который «воссоединил центральную Яву под властью Матарама» [Бандиленко, Деопик. Цыганов, 92, 58]. Я.В, Кристи же на основе надписи Ваннуа Тенгах подчеркивает последовательсность правителей на одном троне, расширение Матарама, не говорит о раздробленности, кроме как в период 2х нестабильностей.


Яна В. Кристи обходит подробное рассмотрение вопроса правления династии Шиалендра. В этом вопросе ее взгляды снова расходятся с взглядами Г.Г. Бандиленко. По его мнению «в середине VIII в. на Центральной Яве произошли перемены, связанные с приходом к власти монархов, которые относили себя к династии Шаилендра («Властители гор»)», «весьма вероятно, что с середины VIII в. … центр государства переместился на Восточную Яву, а на Центральнуой Яве род Санджаи попал под вассальную зависимость от правителей династии Шаилендра, которые господствовали в долине Кеду приблизительно до IX в.». Я. В. Кристи же склонна полагать, что Шаилендры правили в Калинге, которая была завоевана Матарамом. Более поздние буддийские надписи она объясняет тем, что Санджаиты не все придерживались индуизма, среди них были и буддисты, например жена рака Пикатана был приверженницей Буддизма, тогда как он сам был последователем культа индуистского божества Шивы (на основе надписи 856 г. н.э.).


Яна Виссеман Кристи в статье «Негара, мандала и деспотическое государство: образ ранней Явы» [Jan Wisseman Christie “Negara, Mandala, and Despotic State: Images of Early Jawa”] в связи с проблемой отнесения Матарама к тому или иному типу государственности, рассматривает позиции двух школ относительно ранних государств в Юго-Восточной Азии, условно названные автором школа «Восточного деспотизма» и социологическая школа.


Самыми видными теоретиками 19 в. школы «Восточного деспотизма» были К. Маркс, которому принадлежит идея «азиатского способа производства». Согласно этой идеи азиатское государство по определению аграрное, обычно находится в жарком климате, государство выступает организатором ирригационных работы, власть правителя является легитимной, а его фигура является центральной в религии, следовательно, в отсутствии юридического ограничения власти правителя, невозможность появления сильной наследственной аристократии, отсутствие экономической силы общества – все это концентрирует абсолютную деспотическую власть в руках тонкой правящей прослойки, между которой и деревней, по мнению К. Маркса, существовала огромная пропасть.


К. Витфогель [K. Wittfogel] развивает идею К. Маркса, полагая, что основа власти правителя это скорее его функциональная необходимость и владении ирригационной системой, чем владение всей землей государства или подчинение ему армии. Правитель, по мнению ученого, легитимизирует себя через идентификацию с божеством основной государственной религии (например, культ девараджи (devarāja) в Камбодже).


Я.В. Кристи в своей статье пишет о тех теориях социологической школы, которые касаются Явы. Ученые этой школы рассматривали два типа государства: негара (negara) и мандала (mandala). На санскрите негара означает город, оно больше подходит для локальный политических образований.


Представитель этой школы политолог К. Гертс [C. Geerts] стремился решить проблему определения государственного образования с помощью неевропейских терминов. По его модели негара относится к столице, равняется и дает имя всему государственному образованию. «Негара определяется не по периметру, а по центру» [Гертс, 1980, 24]. Такое политическое образование не имеет постоянных границ, размер его зависит от харизматичности власти правителя, которая основывается не на принуждении, а на уважении и преклонении, поскольку правитель ассоциируется с божеством, наделенным сверхъестественными силами.


Б.Р. О’Г Андерсон (1972: 34) [Anderson] характеризовал центральную администрацию негары как внешне иерархичную, но «на деле состояла из стратифицированных групп патронистическо- наместнических отношений», в которой власть «патрона-чиновника», хотя и распространяется на его подчиненных, но зависит от веления сверху.


С.Дж. Тамбиах для такой модели государства предлагает описательный термин «полития в форме галактики».


С ним вполне можно согласиться. Если представить эту модель в виде рисунка, то 1 – это центральный правитель, раджа или махараджа, 2 – это высшие чиновники, mahamantri i hino, sirikan, vkа и другие, управляющими областями вокруг кратона 3 – чиновники положением ниже, возможно, управляющие более отдаленными или незначимыми областями.


Я.В. Кристи считает наиболее удобной для изучения истории Индонезии, в частности Явы, модель, предложенную К. Гертсом (C. Geertz): «государтсво-театр». Это модель соединяет в себе идеи К. Маркса и К. Витфогеля о восточном деспотизме и идею феодальной аналогии, применяемой Т.Г Пежо для ранней Явы. По мнению К. Герца, в негаре центральный правитель сакрален – на этом базируется его власть, он связан с отправлением культа, а в механизмы политики он не вникает.


На наш взгляд такая трактовка не подходит для Матарама, данные эпиграфики говорят об обратном. Хотя надпись Санджаи 732 г. из храма Чанггал на горе Вукир, в которой сказано, в том числе что sang ratu Mataram raja Sanjaya установил линггу Шиве на горе Вукир, подтверждает непосредственное отношение центрального правителя к отправлению культа, есть достаточное количество надписей, которые выбиты по приказу правителя, это гранты на симу от самого центрального правителя, например, в надписи из Квак 1 (Нгабеан 2) 879 г. н.э., в которой сказано, что Тегал (=ладанг)-поля в Квак были превращены в савах-и как «свободное владение храма Квак-а дхам великим бесподобным правителем рака Каюванги» (851 – 882), еще одна надпись из Рамви (Нгабеан 6) 882 г. н.э. сохранила на века приказ правителя рака Каюванги (851–882), о том что дхарма в Пастика должна стать дхармой ракарьāна Халу по имени Пу Чатура. Чтобы не создалось впечатление, что только рака Каюванги выражал свою волю в надписях, приведем еще один пример: надпись из Теланг 2 (Воногири 2) 904 г. н.э., в которой сказано, что правитель Балитунг(898 – 910) приказал рака of Влар привести в исполнение волю кремированного в Śataśṛnga правителя создать бесплатное переправу через реку в Папарахуан; по этой причине деревни Тĕланг, Махе, Папарахуан были выделены в свободное владение чтобы обслуживать пароходство. Тот же самый Балитунг (898 – 910) наградил объединенную группу патихов мантьясих-а свободным владением (т.е. выделил им симу), в признание за их службу, что запечатлено в надписи из Мантьясих I 907 г. н.э. Еще один правитель по имени Даксоттама, выбив надпись из Тимбаван вунгкал 913 г. н.э., даровал налоговую свободу храму в Тимбанан вунгкал, в надписи из Сугих манек 915 г. н.э. Даксоттама выделил в симу деревню в Лимва, освободив ее от налогов. Все эти многочисленные примеры разных годов свидетельствую об активной роли центрального правителя в управлении землями Матарама.


Яна Виссеман Кристи предлагает свою структуру яванского государства под названием бхуми (bhūmi), по которой над деревней находятся еще 2 яруса: 1) раджа (rāja) или правитель, находящийся в кератоне, ярусом ниже 2) ракэй (rakai) или главы ватаков (watĕk).


Судя по всему, такие должности как мапатих, махамантри и другие составляли двор. Таким образом, на наш взгляд, эта схема является правильной, но схематичной и не отображает полной картины.


Я.В. Кристи далее дает более развернутую характеристику ярусам ее схемы бхуми. Правитель одновременно был ракэй и сохранял прямые права на свой ватак (watĕk) даже после восшествия на престол. Обычно он выдвигался из небольшой группы ракэй, владеющими очень большими ватаками (или группами деревень, от которых был очень большой доход). Такие ватаки, видимо, это бывшие независимые политии, из которых впервые собралось государство Матарам в начале VIII в.


Индонезийская традиция изучения истории опирается на большую работу, проделанную голландскими учеными еще в то время, когда страна была колонией. Одним из таких видных ученых был Н.Дж. Кром. Он много работал непосредственно с источниками, расшифровывал и издавал надписи. Его труд по истории Матарама был доступен нам на индонезийском языке в более краском переводе с голландского. В книге «История Индонезии, индуистский период » ученый делает упор на изучение религиозной, а не политической стороны жизни государства, не разбирая проблему отношений Шаилендров и Санджаитов, их правления рассматриваются вместе, видимо, в то время еще не было достаточно данных для их разграничения. Подробно ученым рассказывается о буддизме и индуизме, которые были характерны для Явы. Также рассматривается храмовое строительство.


На индонезийском языке


На наш взгляд, индонезийским ученым и исследователем с большой буквы в области изучения эпиграфики можно назвать профессора Пурбачароко. В его книге «Очерк истории Индонезии» подробно разобраны первые письменные источники на территории современной Индонезии: кутэйские надписи Мулавармана с восточного Калимантана, надписи Пурнавармана, правителя Тарумы на Яве, надпись из Тук Мас, надпись Санджаи из храма Чанггал на горе Вукир 732 г. н.э., надпись из храма каласан 760 г. н.э. Все это эпиграфика на санскрите. В книге дана запись надписи латиницей, разобран перевод на индонезийский, даны комментарии к надписям.


Самой крупной работой по истории Индонезии на индонезийском языке является многотомная «История Индонезии» («Sejarah nasional Indonesia »), часть второго тома которой посвящена Матараму. В книге рассказано об истории Индонезии на базе работ европейских ученых и профессора Пурбачароко, даны тексты некоторых надписей, достаточно много иллюстраций храмов, и, что важно, надписей.


Одной из недавних индонезийских работ по истории Матарама является статья Баскоро Чайхъоно «Доминирование центра над окраинами в древнем Матараме» (перевод статьи Поповой Е.А. на русский язык в приложении.) Автор также опирается на труды многих европейских ученых, например М. Бухари, Я.В. Кристи, но также использует и опыт соотечественников, например Пуспонегоро и Атмоджо.


Автор начинает статью с современных проблем управления государством, так как при централизованной системе природные богатства выкачиваются центром. Для решения этой проблемы, по его мнению, нужно обратиться к истории, ко времени древнего Матарама: в столичном центре строились величественные и богатые храмы, а в провинции нет. Разбирая эту проблему, Баскоро Дару Чахьоно пишет, что на основе надписей были сделаны вывод, что уже тогда была децентрализация управления: земли (daerah) имели полномочия, чтобы управлять своей территорией автономным образом. Не все области могли использовать свои природные ресурсы для себя, доказательство этому– большие роскошные храмы строились не везде, а только в центре, а на окраинах храмы встречаются гораздо реже.


Выводы о территории Матарама автор статьи делает на основе изучения территориального распространения эпиграфики. Он учитывает не только местонахождение надписей, но и, что ново, деревни, которые там указаны, соотносит их с существующими современными. Например, в надписи Салингсинган (Salingsingan), которая происходит с центральной Явы (точное местонахождение неизвестно), содержит название деревень, среди которых Деревня Сунда (Desa Sunda (индонезийский язык) – Surusunda (древнеяванский язык)), Луитан (Luitan) (надпись Луитан из деревни Песангграхан, кечаматан Кесугихан), Гулунг (Магулунг на берегу реки Кебанг-желтая (kembang kuning)), Жэати (Jati) (Деревня Джати в кечаматане Кроя (Kroya)), Мангхуджунг (Manghujung) (Деревня Уджунг Манник около Мегулунга (Ujung Manik, Megulung)), Хандануан (Handanuan) (Donan) [Атмоджо (Atmojo), 1990, с. 12–13].


На основе данных эпиграфики Баскоро Чайхъоно пишет об административном аппарате Матарама, который состоял из центра кератона (keraton), ватака и вануа. Предполагают, что центр Матарама находился на оси Кеду – Прамбанан. Вертикаль власти состояла из столицы (keraton), в котором находился раджа (raja). Вокруг нее были 4 территории (watak), управлявшиеся четырьмя высокопоставленными чиновниками, которые были помощниками правителя, т.е. mahamantri i hino, mahamantri i halu, mahamantri i sirikan, mahamantri i wka. Тогда как вне этих областей находились ватаки и вануа (wanua), которые представляют собой окраинный регион Матарама. Вануа – это самое маленькое объединение земель. Каждая вануа управлялась несколькими рама (râma) (деревенские чиновники), которые имели задачу и ответственность в разных областях [Nastiti, 1996, с. 30]. Вануа объединялись в ватак, которые управлялись ракэями (rakai) [Naerssen, 1877, c. 37; Sedyawati, 1994, c. 266; Nastiti, 1996, c. 30). Китайские записи времени государства Тан (618 – 907 г. н.э.) свидетельствуют о том, что кераджаан на Яве в девятом веке имел 28 подчиненных государств (nagara bawahan) и четыре главных министра [Бухари, 1967 – 1968, c. 9; Setiawan, 1995, c. 21]. Эти 28 подчиненных государств как раз и были «ракэйствами» (kerakaian) или ватаками (watak).


Автор статьи пишет о том, что изучая надписи можно сдеалть вывод, что «кераджаан Матарам куно» использовало децентрализованную систему управления. Помимо раджи в качестве центрального правителя раойны (watak) управлялись ракараянами или рака (rake). При этом, более низшим звеном по отношению к ватаку было вануа, которые управлялись рамами.


Для нашей работы эта статья важна прежде всего тем, что четко обрисовывает вертикаль власти и административный аппарат на основе данных эпиграфики.


Интернет-ресурсы


Сейчас, в век информационных технологий нельзя оставить без внимания Интернет. На наш взгляд лучшим сайтом по истории Индонезии, является сайт www.borobudur.tv. Непонятно, к сожалейнию, по расширению, к какой стране он относится, возможно что это Тайвань. Сайт на английском языке, посвящен главным образом храмовому строительству. Изобилует фотографиями, даже старыми зарисовками храмов до реконструкции, что особенно ценно. Для таких хамов как боробудур и чанди Менду дано подробное описание. Однако есть и статья о ранней истории Явы . (ее перевод Поповой Е.А. в приложении). Статья начинается с самого прихода аустронезийцев на архипелаг. Цель этой статьи – показать важность Явы в истории юго – восточной Азии. Подробно разобраны связи Явы с Индией на основе не только изображений на бронзовых барабанах Донгшонского периода, но и, что важно для нашей работы, эпиграфики: затрагиваются надписи из Каласан, Чанггал, Келурак. Можно сказать, что статья посвящена индийскому влиянию, сделаны выводы о том, что острова брали только нужные им компоненты индийской культуры, сама Индия вовсе не пыталась таким образом расширить зону своего влияния на Индонезию. В статье рассмотрены вопросы и буддийской религии, и индуистской, немало сказано о влиянии таких центров образования как, например, самый крупный Наланда. Если говорить о субъективном впечатлении от статьи, то она оставляет очень красивое впечатление о ЮВА первого тысячелетия, как о регионе высокой культуры и образования.


Что касается чисто индонезийского Интернета, то кроме сайта www.arkeologi.net, каких либо других серьёзных сайтов по истории найти не удалось. В основном дана краткая информация об Матараме, или вообще просто упоминание. Портал www.arkeologi.net содержит достаточно много статей на тему раскопок, храмов, много фотографий храмов. Конкретной информации по эпиграфике, уж тем более по должностям, в индонезийском Интернете, как и в мировом, можно сказать что нет.


Одна из самых известных индоензийских газет Компас на сайте www.kompas.com, а также англоязычная балийская газета на сайте www.balipost.com периодически публикуют некоторые статьи, косвенно относящиеся к истории Матарама, опять же это, в основном, сообщения о храмах.


Важным с точки зрения картографии оказался сайт английского путешественника http://users.powernet.co.uk/mkmarina/indonesia/indonesia.html или http://www.peteloud.co.uk/indonesia/index.html

Глава 2. Описание эпиграфического массива


В данной главе мы рассмотрим эпиграфику, найденную на центральной и восточной Яве как исторический источник.

Сведения об эпиграфическом массиве


Общее число известных надписей (на камне или на медной табличке ) с территории всей Индонезии составляет около 3000 тысяч по данным Л. Бухари, однако опубликована лишь малая часть. Л.-Ш. Дамэ приводит в «Списке основных датированных надписей Индонезии» около 400 надписей, но непосредственно тексты надписей в его работе отсутствуют [Деопик, Кулланда, 81]. Крупнейший корпус надписей Явы был издан Химансу Бхусан Саркаром, где издано с переводом на английский язык 112 надписей, начиная с Тарумских надписей Пурнавармана заканчивая надписями 928 г.. Еще одно важное издание – Й. де Каспарис «Палеография Индонезии». Самые древние надписи с Восточного Калимантана из Кутэя изданы в Книги профессора Пурбачароки «Очерк истории Индонезии».


Некоторые надписи сохранились в более поздних надписях. Например, надпись Турьяна, которая не вошла в корпус надписей, опубликованный Х.Б. Саркаром, упоминалась Л.-Ш. Дамэ и была опубликована Й. де Каспарисом в статье «Where was Pu Sindok’s Capital situated»/ «Где находилась столица Пу Синдока?». В конце надписи из Кути, датированная Л.-Ш. Дамэ 18 июля 840 г. н.э., опубликованная Х.Б. Саркаром, написано, что эта надпись записана, видимо, она была переписана, в Маджапахите: «4. Так заканчивается эдикт (prasasti) Кути, безупречно законченный и записанный в Маджапахите».


На русском языке важнейшей работой по анализу массива эпиграфических памятников является статья Д.В. Деопика и С.В. Кулланды «Простейшие признаки Яванского эпиграфического массива VIIв – начало X в как источник по истории раннесредневековой Явы.»


Богатый материал и перевод 17 надписей 9 -11 веков представлены в диссертации Завадской А.В. «Автохтонные верования и индуизм на раннесредневековой Яве (по данным эпиграфики)» .


Перевод 11 ранних надписей Матарама (надпись Санджаи на камне из храма Чанггал 732 г. н.э., надпись на камне из Каньюрухи 760 г. н.э.,надпись на камне из храма Каласан 778 г. н.э., надпись на камне из Келурак 782 г. н.э., надпись на камне с плато Рату Боко 792 г. н.э., надпись на камне из чанди Плаосан (дата неизвестна, до 9 в.), надпись на камне с плато Диенг 809 г. н.э., надпись на медной пластине Гарунга 819 г. н.э., надпись на камне из Камалаги (чанди Кубуран) 821 г. н.э., надпись Каюмвунгана (Каранг Тенгах) 824 г. н.э., надпись на медных пластинах из Кути (Джаха) 840 г. н.э.).


Ученые отмечают, что в яванской и балийской культурах надписи были и остаются священными предметами. Они хранятся в домах богатых и уважаемых людей, обернутые материей, потому что считаются сакральными. Я сама с этим столкнулась, когда поехала на Бали в пуру Блахджонг (Belahjong), где хранится самая старая надпись на острове: это колонна, на которой выбита надпись начала IX в., сама надпись загорожена цветной материей. Чтобы защитить колонну от внешних воздействий, построен маленький стеклянный домик, по сравнению с уровнем земли основание колонны уходит ступенек на 7–10 вниз, где – то на метр. Служительница храма сказала, что она еще не знает точно, что там написано, поскольку только пол г. там работает, а надо отметить, что каждый год, в определенный день, владельцы надписи приглашают человека, который читает эту надпись. Служительница, к сожалению, знала лишь ее краткое содержание: приплыл корабля из Китая на Бали. В другой пуре на Бали – пуре Сакти, хранятся более поздние надписи на медных табличках 1103 г. эры Шака/ 1181 г. н.э.


Для рассмотрения истории Явы с точки зрения анализа особенностей протекания исторического процесса воспользуемся методом, предложенным Ульяновым М.Ю., согласно которому в случае отсутствия содержательной информации можно интерпретировать сроки правления, которые могут сказать о состоянии высшей власти в рассматриваемом государственном образовании.


Сроки правления имеют следующие характеристики:


Длительность Кол-во лет  Характеристика
Сверхкороткий Месяц – 1.5 Возможно: Незаконный правитель, ожесточенная борьба за власть, не передал власть приемнику.
Короткий 1 – 5 Стабильно, но кризис преемственности.
Средний 5 – 15 Оптимальный, преемственность власти.
Длительный 15 – 25 Стабильное, усиление государства, хотя может быть и внутренний кризис.
Сверхдлительный 25 –  Кризис наследования

На основе этого исторического закона в истории Матарама выделяют следующие периоды:


Правитель Годы правления Срок правления Какое правление Кол-во надписей
1 период
Санна До 732 ? ?
Санджая 732 – 760 29 сверхдлинное ½
Рака Панагкаран 760 – 780 21 длительное ½
Рака Пануннгалан 780 – 800 21 Длительное 3
Рака Варак 800 – 819/29 30 сверхдлинное 4
2 период
Дьях Гула 827 – 828 2 короткое 1
Рака Гарунг 829 – 838 10 среднее 0
Рака Пикатан 838 – 851 14 среднее 6
Рака Каюванги 851 – 882 32 сверхдлинное 25
3 период
Дьях Тагвас Фев-сент 885 < 1 года сверхкороткое 0
Рака Панумванган С 885-янв 887 3 короткое 0
Рака Гурунг Ванги ф 887 – н 894 8 среднее 5
Вату Хумаланг Н 894 – м 898 5 среднее 2
4 период
Балитунг 898 – 910 13 среднее
Махараджа Даагша 910 – 919 10 среднее
5 период
Пу Синдок 929 – 947 18 длительное
Его дочь Шри Ишанатунгавиджая ? ? ?
Её сын Макутавангашаварадхана – 990 длительное
Дхармавангхиаананга-вихраматунгадева 990 – 1016 27 сверхдлинное
6 период
Аирланга 10(16)19 – 1041 26 сверхдлинное

Как видно из таблицы первые два периода характеризуются устойчивостью власти, сроки правления длинные или сверхдлинные. Однако после сверхдлинного правления могут возникнуть трудности с передачей власти. Скорее всего такие трудности возникли в конце IX в. в Матараме. После сверхдлинного правления рака Каюванги (851 0 882 гг. н.э.), в начале третьего периода стоят сверхкороткое (Дьях Тагвас: февраль-сентябрь 885, меньше одного года) и короткое правления (Рака Панумванган, 885-янв 887, 3 года), от них надписей не осталось. Однако на последующей эпиграфике остался отпечаток этих «смутных времен».


По сравнению с эпиграфикой 3 периода, эпиграфика 1 и 2 периода, особенно периода правления рака Каюванги, который выпустил 25 известных нам надписей, носит более стабильный и унифицированный характер: надписи имеют установившуюся структуру: для них характерны одни и те же «штампы», наконец, документы, в основном, это земельные дарения.


Однако надписи начиная с правления рака Гурунг Ванги (февраль 887 – ноябрь 894), отличаются внутренним содержагием, в них есть то, чего не было раньше.


Рассмотрим их. Первая надпись – на колонне из Мунггу Антан (9 февраля 887) – выпущена в самом начале правления. В ней сразу привлекает одно слово, которое ни разу не встречалось ранее – королева священной dewatā (binihaji sang dewatā ing pastika), причем она также является младшей сестрой санг памгата (sang pamgat) of Мунггу, а также санг хальяншей (sang hadyan) of Палутунган. Более того, они вдвоем разметили деревню в свободное владение (далее в 4 сточке это названо симой): 2.,3. «В это время, санг памгат of Мунггу и его младшая сестра (т.е.) санг хадьян Палутунган, правительницы священной dewatā of Пастика, разметили деревню в Мунггу Антан.» В том, что памгат разметил деревню в свободное владение нет ничего необычного, а вот в предыдущих надписях не встречалось следующее: во- первых, никогда не обозначались родственники, кроме отца-сына, например, в надписи на медной пластине из Квак 1 (Нгабеан 2) 27 июля 879 г., 12. «паруджар патиха of Аирбувунг, т.е. Си Маджа, отец Варджука…» и матери – сына, например, или муж с женой, как в надписи Каюмвангана 20 мая 824 г. н.э. : 26. «сейчас Пу Палар и его жена отдали заливные поля в свободное владение». А в данной надписи младшая сестра. Во-вторых, и, наверное, это самое главное, никогда ранее не указывалась правительница (binihaji), к тому же она никак не соотносится с правителем Матарма того времени – рака Гурунг Ванги, а является правительницей (binihaji dewatā ing Pastika) в Пастика, в третьих, никогда не встречалась женщина санг хадьян, точнее из надписей по имени невозможно понять, женщина или мужчина, в-четвертых, санг памгат вместе с другим чиновником размечал симу.


Следующая надпись на медной пластине из Пох Дулур 890 г. н.э. тоже имеет необычное содержание: 2. «раманты of Пох дулур представили дань от своей деревни махарадже, раке Of Лимус (т.е.) дьях Девиндра» (2. rāmanta I poh dulur memuattakan vanua nira I mahārāja rake limus dyah devindra ). Дань встречается впервые. К тому же неизвестно, дьях Девиндра/ Девендра имеет какое-либо отношение к дьях Гурунг Ванги. В надписи из Мунггу Антан правитель там назван Гурунг Ванги: 4,5«великий прославленный правитель, рака of Гурунгванги.» Может быть это надпись из территории, вышедшей из под влияния Матарама, там другой правитель. Это можно предположить из следующей информации: во-первых, правитель называет себя махараджа (mahārāja) и рака, имеет титул дьях, как правители Матарама, во-вторых, никогда ранее в надписях Матарама не упоминалось о дани (memuattakan vanua nira), в – третих, в предшествующих Матарамских надписях упоминался человек в структуре власти, имеющий отношение к Лимус, что, скорее всего, было одной из территориальных единиц государства Матарам.


Самый большой интерес в рассматриваемом вопросе, на наш взгляд, представляет надпись на камне из Балингаван (Сингасари) 13 апреля 891 г. н.э., так как она содержит необычное для надписей слово – опасность (katakut) такое встречается впервые, при следующих обстоятельствах: Сима была выделена по причине того, что рāмы всей деревни представились санг мапатихам, поскольку в полях имели место опасные происшествия и проблемы, которые они сотворили для них, в связи с чем их просьбы были представлены ракарьяну Канурухана т.е. Пу Хунту, после чего санг мапатихи пошли к ракарьян махулуну с просьбой.


Таким образом, впервые отмечено, что сима выделена по просьбе снизу. К тому же, впервые в этой надписи говорится об опасности, можно сделать предположение, что опасность эта явилась вследствие смутных времен.

Глава 3. Анализ должностей


Должностей, встречающихся в надписях, достаточно много. однако до сих пор о них известно достаточно мало. В очень редких случаях в эпиграфике можно встретить точное указание на то, чем занимался тот или иной чиновник. Как правило должности просто перечисляются в иерархическом порядке. Кроме того, как отмечает Д.В. Деопик, приблизительно, до правления рака Каюванги не существовало четкого разграничения должностей. По данным эпиграфики можно предположить, что в определенный период меняются названия должностей, поскольку говорится об некоторых чиновниках «прошлых времен». Названия не всегда одинаковы, например у должности памгат существует не только вариация в гласных звуках (а значит и написании), но вариация самгат.


Важной вехой является надпись на камне из Туланг Аир 15 июля 850 г. н.э., это самая старая, и это отмечает Х.Б. Саркар из известных нам должностей, где дается иерархическая последовательность древнеяванских должностей, что впоследствии было характерной чертой яванских надписей. Однако именно вся эпиграфика в целом позволяет составить представление о функция должностей.


Рассмотрим некоторые из самых массовых и самых важных должностей.

Пангкур, таван, тирип


Нельзя не согласится с С.В. Кулландой в том, что неясно, почему «исследователи пишут об участии пангкура, тавана и тирипа в сборе налогов, как о чем-то недоказуемом, например, А.М. Джоун с «Ява начала X в. по данным эпиграфики», Derdreсht, 1984» [Кулланда, 92, с. 152].


На наш взгляд, это является совершенно очевидным фактом. Все трое названы sang mānakatrīnī, что С.В. Кулланда переводит как «почетные трое, собирающие налоги» [Кулланда, 92, с. 152].


В надписи из Канчаны 860 г. н.э.(PL.B.3): «основание открыто для общины, (но его) нельзя притеснять (trod upon) путем подчинения трем sang mānakаtrīnī (почетные трое, собирающие налоги – перевод С.В. Кулланды), т.е. пангкур, таван, тирип» .


Также в надписи из Вахуру 873 г. н.э. (выделение симы, сделанное при рака Каюванги) прямым текстом сказано, что пангкур, таван, тирип являются сборщиками налогов правителя – «sang mangilala drabya haji». При этом чуть выше указаны простые сборщики налогов: вулувулу, пуравулу и др. Значит, у пангкура, тавана и тирипа был более высокий статус. Видимо, они собирали налоги непосредственно в пользу правителя, раз называются сборщиками налогов правителя.


На их отношение к налоговой отрасли указывает еще и то, что они практически не встречаются в документах о выделении симы. Однако, все же, есть такие документы, в которых они упоминаются. Это надписи Квак 1 (Нгабеан 2) 879 г. н.э. и надпись, выпущенная через 3 года после этой, из Ратавун (Нгабеан 4), все сделаны при рака Каюванги. В них речь идет не о простом выделении симы, а о превращении суодольных (tegal) полей в заливные (savah) для храмов в Квак и храма Семар по повелению важных лиц государства: в первом случае самого правителя – рака Каюванги, во втором ракарьяна мапатиха


Похожи надписи эти также и потому, что имеют копии, сделанные в тот же год. И вот что интересно: в обоих оригинальных надписях, которые очень большие по размеру, очень подробные, упомянуты пангкур, таван, тирип, получившие подарки, а в копиях, которые меньше, эти чиновники отсутствуют. Кажется логичным, что в более коротких копиях осталось только самое важное, т.е. те, кто связан непосредственно с разметкой.


Скорее всего, на очень пышных торжествах по поводу выделения важных сим присутствовали очень, очень многие, в том числе и пангкур, таван, тирип, и другие чиновники, не указанные также в копии.


Вполне возможно, что пангкур, таван, тирип были вооруженными сборщиками налогов, по крайней мере при дворе династии Шаилендра, поскольку ādeçaçastrin они называются только в надписи из Каласан 778 г. н.э., выпущенной правителем из династии Шаилендра. С.В. Кулланда в своей книге «Древняя история Явы» дает перевод: ādeça – приказ, çastrin – производное от çastrа – оружие, следовательно ādeçaçastrin можно облечь в словосочетание «исполняющие приказ с оружием». Возможно, в районах на Яве, подвластных правителю из династии Шаилендра, если налоги не платились добровольно, с оружием их заставляли платить пангкур, таван, тирип. Это если принимать именно для этой надписи точку зрения, что пангкур, таван, тирип являются налоговыми сборщиками. Но здесь текст говорит, что «(4) Адешашастринами короля по именам пангкур, таван и тирип этот храма Тāры и также местопребывание почетных монахов бхикщу были построены». Логичнее, что это в переносном значении, тому свидетельствует и следующая строка, в которой сказано, что «(5) храм Тāры был построе наставниками (rājaguru) династии Шаилендра» и « (6) ракарьян Панамкарана построил храм». Совершенно ясно, что все вышеперечисленные не своими руками храм строили.


Из этих строчек следует, что пангкур, таван, тирип были высокопоставленными чиновниками, поскольку они перечисляются в одном ряду с наставниками (rājaguru) и ракарьяном. По тексту этой надписи пангкура, тавана и тирипа тоже можно трактовать как сборщиков налогов, ведт на какие деньги могли построит храм, кроме как не на дань/подати. (пангкур, таван, тирип –налоги, раджагуру – где строить и когда, ракарьян – Сима, указ). Стоит также отметить, что эта самая ранняя из известных нам надписей, где поминаются эти чиновники.


Еще отношение пангкура, тавана и тирипа к налоговой отрасли подтверждает то, что в надписях о свободных владениях, получивших налоговый иммунитет, запрещалось «вмешиваться» пангкуру, тавану и тирипу в дела симы (об этом тоже пишет С.В, Кулланда [Кулланда, 92, с. 152]), в надписи из Канчаны 860 г. н.э.: «Pl. V. B. 3 основание открыто для общины, (но его) нельзя притеснять (trod upon) путем подчинения трем sang mānakаtrīnī (почетные трое, собирающие налоги – перевод С.В. Кулланды), т.е. пангкур, таван, тирип.» и в надписи из Вахуру 873 г. н.э.: «Отныне свободное владение является независимым, на его землю не может ступать нога сборщика налогов, вулувулу, пуравулу, буňчанг хаджи и всеми видами сборщиков королевских налогов прежних времен пангкур, таван, тирип… (sāprakara ning mangilala drabya haji ring dangu pangkur, tavan, tirip…)»


Существовала традиция, по которой при выделении свободного владения, по которой свидетелям дарились подарки. Пангкур, таван, тирип не во всех надписях выступают в роли свидетелей и/или получают подарки.


В надписи из Каласан 778 г. н.э., где они названы ādeçaçastrin, они также названы почтенными людьми – mahapurusan, эти чиновники выступают в качестве свидетелей того, что деревня Каласа была подарена.


В надписи из Квак 1 879 г. н.э. (рака Каюванги) при выделении симы для храма в соответствии с традицией пангкур, таван, тирип получили по 8 мāса золота и 1 набор материи бира.


В надписи из Ратавун 881 г. н.э. (ракарьян мапатих) пангкур, таван, тирип получили только по 3 мāса золота и 1 набор материи бира.


Чуть другая НПО содержанию надпись из Рамви 882 г. н.э. – это приказ правителя рака Каюванги, по которому дхарма передавалась под власть ракарьяна Халу по имени Пу Чатура и были выделены земли. Опять же, в соответствии с традицией, пангкур и тирип (вместо тавана другое слово, об этом ниже) получили 1 набор материи пилих ангсит (pilih angsit) и 1 прасада-вох (prasada-voh) кольцо весом 8 мāса.


Стоит отметить, что если указ издан правителем или другим важным лицом (ракарьяном мапатихом, например), то пангкур, таван, тирип фигурируют в надписи, получают подарки, за исключением надписи с плато Диенг 809 г. н.э., где сказано, что памгат разметил Симу, впрочем, ни до, ни после слова пангкур переводчики не смогли ничего прочитать, так как текст поврежден. В надписи из Камалаги 821 г. н.э. со сходным содержанием, тоже санг памгет выделил свободное владение. пангкура, тавана и тирипа там нет, хотя есть много других. В надписи из Шивагеерха 856 г н.э. также размечается свободное владение, а их там нет, значит они не связаны никак с разметкой. Нет их и в надписи из Кути, где для двух сыновей была выделена Сима. Все это подтверждает версию о том, что чиновники, не связанные с выделеним симы, в том числе пангкур, таван, тирип, присутствовали только на важных и пышных празднествах по поводу выделения симы.


Судя по всему, в надписях записи ведутся в соответствии с иерархией. Это позволяет проследить положение исследуемых чиновников, сделать таблицу:


надпись, год 1) надпись из Вахуру, 873 г. н.э.
(присутствовали на разметке симы)
2) надпись из Квак 1, 879 г. н.э.
(получили подарки)
3) надпись из Ратавун, 881 год н.э. (получили подарки) 4) надпись из Рамви 882 г. н.э.
(получили подарки)
до самгат … матанда …ракарьян… пангуранг… далихан, мангхури далихан, мангхури рака, мангхури, рака, вадихати, макудур, далихан
исследуемые пангкур, таван, тирип пангкур, таван, тирип пангкур, таван, тирип пангкур, таван, тирип
после конец вадихати, макудур вадихати, макудур. цонец

Тот факт, что записи велись в иерархичном порядке, подтверждают столбцы 2 и 3, отображающие очень похожие по содержанию надписи: трансформация полей из ладанг в савах и выделение симы для храма. Пангкур, таван, тирип стоят в этих надписях (надпись из Квак 1, 879 г. н.э и надпись из Ратавун, 881 год н.э) между далиханом, мангхури и вадихати, макудуром. Скорее всего, что далихан и мангхури стояли выше пангкура, тавана и тирипа на социальной лестнице должностей, к тому же в надписи из Рамви 882 г. н.э. они тоже записаны выше исследуемой «троицы». А вот с вадихати и макудуром дела обстоят сложнее: в двух первых случаях они записаны после, а в последнем тоже до. Здесь на помощь приходит предположение Х.Б. Саркара о том, что по количеству подаренного золота и группировке чиновников можно выделить группы чиновников: 1) rakaryan mapatih I vka, rake hino, samgat bavang, vatu tihang, rake sirikan. 2) rake halaran, panggil hyang, dalihan, manghuri, pangkur, tavan, tirip, vadihati, makudur. 3) subbordinate officers of the above 2 classes (tihan of the vadihati: miramirah, mangra(ng)kapi halaran (and) tuhan of makudur: vangun sugih). Возможно, предполагает ученый 1 группа – чиновники исполнительной ветви власти, а 2 к spiritual (духовный). Трудно согласится с этим предположением, поскольку, во первых, мы уже доказали, что пангкур, таван, тирип являются налоговыми чиновниками, помимо панггил хьянг (panggil hyang ), на наш взгляд нет должностей, относящихся к культу. На наш взгляд, как раз вторая группа относится к исп


 
Файлов нет. [Показать файлы/форму]
Комментариев нет. [Показать комментарии/форму]