Вход:  Пароль:  
EAstudies.ru: ИсторияКитая?/Древность/ЗападноеЧжоу/КурсоваяРаботаАнна/Глава1 ...
Home Page | Каталог | Изменения | НовыеКомментарии | Пользователи | Регистрация |

ГЛАВА 1. История нахождения и изучения бронзовых сосудов


В основе данной работы лежит анализ эпиграфических источников – надписей на бронзовых сосудах. Наука, которая занимается изучением древних надписей – эпиграфика. Это одна из вспомогательных исторических наук. Ее задача состоит в собирании, прочтении и истолковании, а также в дополнении отрывочных находок. Затем происходит упорядочение коллекций, рассмотрение их в более широком контексте. Такие надписи используются как исторический источник, и некоторые из них могут содержать материал большой значимости. Кроме того, подобные надписи обычно относят к разряду достоверных источников. Древние надписи дают материал для понимания общественной и частной жизни общества и людей далекого прошлого. Изучение надписей на бронзе, безусловно, помогает уяснить культурно-историческое своеобразие исследуемой эпохи, с другой стороны – почерпнуть новые сведения (часть уже сложилась из классических письменных источников и археологических находок древнего Китая).


Обычай отливать бронзовые сосуды с надписями зародился еще в период Шан-Инь, но настоящего расцвета он достиг в эпоху Западного Чжоу. Что касается изучения таких источников, то такие предметы древности, собираемые или найденные случайно, начали коллекционировать и передавать из рук в руки очень рано.
При династии Сун нестабильное политическое положение смутной эпохи благоприятствовало возврату к ценностям прошлого. В этот период предметы, предоставляющие историческую ценность, регистрировались и заносились в каталоги. Большинство находок было извлечено из земли крестьянами.


В 12 в. император Хуй-цзун, желая пополнить свою коллекцию, распорядился о ведении раскопок в районе Аньяна, последней столицы государства Шан-Инь (XIV–XI в до н.э.). В эту эпоху написаны трактаты, отмечавшие значимость предметов старины для понимания будущего. Составлялись снабженные комментариями каталоги древностей и надписей на камне и бронзе. Самый известный из них – изданный в 1092 г. каталог «Каогу ту» Люй Далиня. В его десяти томах описаны 211 изделий из бронзы и 13 предметов из яшмы, принадлежавшие императорскому двору и частным коллекциям.
Во времена монгольского ига, положившего конец династии Сун, интерес к научным исследованиям угас. И лишь к концу XVII в. изучение древностей вновь обрело значимость.
Естественно, что ничто не появляется так сразу, спонтанно. При первых раскопках в Китае в городе Аньян найденные сосуды не имели никаких надписей. В те далекие времена, когда этот город процветал и ничто не предвещало окончания его существования, «предпочтение отдавалось сосудам для подогрева, разлива и питья алкогольных напитков, подобия пива из перебродившего зерна. Орнамент представлял собой кайму с точечным мотивом» .


Ученые значительно продвинулись в изучении ритуальных бронзовых сосудов, после обнаружения в 1976 году в Сяотуне могилы женщины, скончавшейся приблизительно в 1200 году до н.э. Бронзы могилы Фу Хао отличаются впечатляющими размерами, монументальностью стиля, разнообразием форм и сложным орнаментом. Среди них есть новые и редкие образцы, например, прямоугольный бронзовый котел, своего рода очаг, внутри которого разводился огонь, с тремя конфорками. Также сосуды в форме совы, четвероного животного или дома. Еще одним важным открытием является извлечение содержимого схрона, обнаруженного в 1976 г. в Чжуанбае близ Фуфэна (провинция Шэньси), а именно 103 бронзовых изделия. Их можно отнести к XI–VII вв. Среди находок было найдено блюдо с самой длинной из известных надписей на бронзе: 284 иероглифа. Надписи, отличающиеся краткостью, чрезмерной лаконичностью в эпоху Шан, становятся длиннее при династии Чжоу. Из них, благодаря указанным дате, месту, упоминанию дара можно узнать о статусе владельца бронзы и о событии, для которого она была отлита.


Большая часть из эпиграфических источников, дошедшие до нас, были обнаружены в средневековье. По мере накопления сосудов и надписей с них, возникла необходимость в их систематизации. Такую работу начал Чэнь Мэнцзя. Но, опубликовав первые разделы своего труда в 1955–1956 гг. в журнале «Каогу сюэбао», он был вынужден прервать издание, которое так и осталось незаконченным. Спустя три десятилетия аналогичную задачу взял на себя Лю Ции, предпринявший систематизацию раннечжоуских бронзовых сосудов с надписями в соответствии с периодами правления ванов. К этому следует добавить, что важнейшие надписи эпохи Инь были еще в конце 50-х годов собраны в работе Акацука Киёси «Набросок толкования иньских надписей на бронзе». В настоящее время самым полным изданием эстампажем надписей на иньских и чжоуских сосудах является монументальное 18-томное «Собрание надписей на бронзе эпохи Инь-Чжоу», которое было подготовлено коллективом сотрудников Института археологии Академии общественных наук КНР .


Датировка – первый вопрос, который приходится решать при анализе любого источника, и эпиграфика не является исключением. Примеры датирования надписей на бронзе, известные в современной науке, довольно многообразны. Но все они исходят из двух главных критериев: датировка, основанная на содержательной стороне надписей, и имеющая критерием формально-типологические признаки надписей и сосудов.
К первой категории относится метод, впервые предложенный У Цичаном. Он заключается в воссоздании реальной эпохи изготовления сосуда на основе дат, упоминаемых в надписях – дня, фазы луны, месяца, года правления. «Календарный метод» У Цичана впоследствии получил развитие в работах ряда китайских исследователей. Важное место отведено методике датировки путем интерпретации календарных дат, фигурирующих в западночжоуских надписях на бронзе, в монографии Э. Шонесси .
С другой стороны, «календарный метод» спорен, т.к. он основан на ряде пока не доказуемых ссылок. Главная проблема состоит в том, что мы, по существу, не знаем западночжоуского календаря. У Цичан предлагал исчислять даты, основываясь на самом древнем из дошедших до нас календарей – ханьском. Но способ летоисчисления едва ли оставался неизменным в течение примерно тысячи лет, минувших со дня воцарения чжоуского дома.


Другой способ датирования был выдвинут Го Можо. Он предложил прежде всего выделить те сосуды, надписи на которых содержат бесспорное указание на время их изготовления: упоминают титул или имя царствующего вана. Взяв такие сосуды в качестве «эталонов» для эпохи пребывания на троне соответствующего чжоуского правителя, можно датировать другие сосуды, близкие или аналогичные к «эталонам» по своей форме, орнаменту и палеографическим признакам надписи. Пользуясь этим методом, Го Можо предложил собственную датировки 162 западночжоуских сосудов, которые составили основу подготовленного им «Общего свода надписей на бронзовых сосудах эпохи Чжоу».
Сам по себе «эталонный» метод действительно наиболее удобен для целей массовой датировки, и им в той или иной мере пользуется большинство современных специалистов по древнекитайской эпиграфике. Вопрос лишь в том, каковы критерии выбора эталонов.


По большей части содержание надписи является дополнительным и уточняющим критерием датировки. Основу же «эталонного метода» составляет учет 3 компонентов: формы сосуда, его орнамента и палеографии.
Начальным пунктом для сравнительного анализа форм сосудов является предложенная в специальном исследовании Хаяси Минао типология бронзовых сосудов, изготовленных в позднем Инь и начале Западного Чжоу. При этом основополагающее значение имеет анализ исторической эволюции форм сосудов дин и гуй, на которые приходится большая часть надписей (см. приложение таблица 1). Систематическое сопоставление сосудов-эталонов, соответствующих периодам Западное Чжоу, позволяет установить определенные закономерности и в эволюции их орнамента – стилистике отдельных орнаментальных мотивов и в их сочетаемости друг с другом .


Чрезвычайно важным критерием датировки надписей является палеографический анализ. Одним из первых на палеографию как объективный датирующий признак обратил внимание Сунь Цычжоу. Го Можо уделял не очень много внимания палеографическому признаку при выяснении датировки, и на его неверные выводы, вызванные этим обстоятельством, указывали впоследствии многие исследователи .


Существует еще один критерий датировки, учитывающий содержание надписи – данные, отражающие генеалогические связи между владельцами нескольких сосудов. Корпус надписей, которыми исследователи располагали до середины 20века, только в редких случаях давал возможность применить данный критерий. Начиная с 70-х годов, когда археологами было обнаружено большое количество кладов с бронзовыми сосудами, принадлежавшими одной семье, возможности применения «генеалогического» критерия резко расширились. Наиболее показательным примером такого рода может служить клад из Фуфэна. Среди найденных там сосудов – чаша «Ши цянь пань». В тексте надписи на ней приводится не только краткий «биографический очерк», посвященный первым семи чжоуским ванам, но и генеалогия предков придворного скриба Цяна, автора инскрипции.
Комплексное использование различных методов датирования позволяет осуществить хронологическую разбивку надписей на бронзе. Такую разбивку осуществил В.М. Крюков. Он разделил все сосуды условно на 5 периодов (см. приложение 1). Именно это деление и было взято за основу для создания нашей Базы данных.



 
Файлов нет. [Показать файлы/форму]
Комментариев нет. [Показать комментарии/форму]