Вход:  Пароль:  
EAstudies.ru: ИсторияКитая?/СредниеВека/СуйТанПятьГосударств/ПолитическаяИсторияНачалаIX ...
Home Page | Каталог | Изменения | НовыеКомментарии | Пользователи | Регистрация |

Смирнов Александр

Политическая история танского Китая в начале IX в.: правление императора Шунь-цзуна (805 г.)

Оглавление документа

Введение

1. Цели и задачи


Цель данной работы заключается в рассмотрении произведения в жанре ши лу танского писателя и мыслителя Хань Юя «Правдивые записи об императоре Шунь-цзуне» (順宗实录), которое дает подробное описание событий, происходивших государстве в период правления императора Шунь-цзуна (28 февраля 805 г. – 31 августа 805 г.), пребывавшего у власти меньше года. Работа сфокусирована на рассмотрении одного правления. Предполагается произвести подробный анализ политических событий, происходивших во время правления, особое внимание уделить клике, действия которой рассмотрены в источнике.


В данной работе предполагается выявить возможные закономерности получения, удержания и передачи власти. Этот анализ удобно проводить на материале рассматриваемого источника, потому что в нем содержится по большей части политическая информация. Кроме того, период времени, который мы анализируем сравнительно короткий, менее года, а значит события правления рассмотрены в источнике подробно с хронологической и информационной точек зрения. Это позволяет сосредоточиться на политических проблемах. Источник потребовал выработки методики для извлечения исторической информации. Методика описана в соответствующем разделе.


Основной и конечной целью при работе с источником является извлечение исторической информации. Это требует выработки специфического метода, который наиболее подходил бы к жанру изучаемого источника. Методика должна быть эффективна в процессе выявления информации, которой при анализе периода можно доверять. Выработка правильной методики позволит выявить исторические факты, выдвинуть гипотетические закономерности и попытаться доказать их право на существование.

2. Историография


В этом разделе будет рассмотрена историография истории Тан в целом и правления Шунь-цзуна, предшественника и преемника. Кроме того, мы также рассмотрим сведения о Хань Юе и его труде. В работе рассмотрена не вся историография, только то, что ближе всего соотносится с изучаемым источником и рассматриваемым периодом. Работы на китайском языке не включены в историографию.


Источник, по которому велось исследование, был переведен, но не полностью И. Соколовой. Однако в ее книге содержится обшиный комментарий. И.Ф. Поповой принадлежат работы, рассматривающие идеологическую историю Тан. О работах будет сказано ниже.


Наиболее полно интересующий нас период изложен в книге Кембриджская история под редакцией Д.Твичетта [edited by Twichett D. «The Cambridge history of China», vol.3, part 1]. Там есть разделы, специально посвященные интересующему нас правлению.


Книга Кембриджская история разделена главным образом по правлениям, но не везде следует хронологическому принципу изложения, например, раздел о Шунь-цзуне стоит после подробного описания длительных правлений других императоров и представлена не как история правления императора, а как кризисный, смутный момент в истории Тан.


Правлению Шунь-цзуна посвящено не так много страниц и в целом описание правления соответствует тому, что описывает Хань Юй, можно даже предположить, что автор раздела опирался на тот же перевод что и мы. Описание правления проведено именно с интересующей нас точки зрения – получение, передача власти и деятельность клики, персоналии. Но не уделяется значительного внимания вопросу, почему Шунь-цзун добровольно передал фактическое управление страной своему сыну. [edited by Twichett D. «The Cambridge history of China», vol.3, part 1, from p.601]


Если посмотреть поименный указатель, то о Шунь-цзуне есть упоминание и в другой главе, немного раньше главного описания. Здесь император называется слабоумным. Возможно, такое мнение у автора возникло по той причине, что император правил слишком короткое время, или потому что в существующем описании содержится много свидетельств о том, что император был болен и даже не мог говорить. Эта гипотеза не кажется нам обоснованной. В источнике нет прямого указания на то, что император был нездоров душевно. Хотя надо признать, что император действительно был болезнен и возможно именно по этой причине согласился передать фактическое управление государством своему сыну до своей смерти.


В книге И. Соколовой «Хань Юй, Лю Цзун-юань. Избранное» содержится частичный перевод использовавшегося нами в работе источника, который в ее книге переведен как: «Подлинные записки о царствовании императора Шунь-цзуна». Переведена первая глава и частично вторая и пятая. Кроме того имеется перевод «Обращения к трону по случаю поднесения «Подлинных записок о царствовании императора Шунь-цзуна»». Из последнего перевода становится известно о том, что прежде чем, творение Хань Юя было признано ши лу ему приходилось не раз вносить изменения и корректировать написанное. Оказывается дошедший до нас вариант ши лу, после исправления лишился будничных и бытовых подробностей и обрел больше фактического материала. [Пер. с кит. И. Соколовой. «Хань Юй, Лю Цзун-юань Избранное», М., 1979 г., с.85–103]


Перевод в целом совпадает по смыслу с тем, что получился у автора данной работы и расхождений, которые повлияли бы на восприятие текста или меняли бы картину происходившего, нет.


В книге Б.Г.Доронина «Историография императорского Китая XVII-XVIII вв.» рассматривается историография Китая в несколько более поздний, нежели изучаемый нами период. Однако по сведениям самой книги основные жанры историописания сложились как раз ко времени существования государства Тан, поэтому книга активно использовалась при характеристике жанра источника. Жанру ши лу посвящена отдельная глава, в которой автор показывает какое место занимал этот жанр в традиционном китайском историописании, приводит данные о том, когда возник и когда сформировался жанр, есть даже отдельны есведения о танских ши лу. [Доронин Б.Г. «Историография императорского Китая XVII-XVIII вв.» Спб, 2002]


«История Китайской философии» в переводе В.С. Таскина представляет собой перевод книги китайских авторов. Интересна нам с точки зрения фигуры писателя и мыслителя Хань Юя, который является автором источника, по которому производились исследования в работе. [пер. с кит. Таскина В.С. «История Китайской философии»,. М., 1989 ]


В сборниках «Общество и государство в Китае» есть немало сообщений о Тан. Но подавляющее большинство из них никак не соотносятся с политической историей государства. Есть статьи, которые можно использовать в качестве помощи для перевода должностей и терминов, немало статей о танских поэтах, о внешней политике, об идеологии, юридических документах и социальной структуре.


В статье Бокщанина А.А. «К истории трех правительственных палат в древнем и средневековом Китае» статье подробно описываются три правительственные палаты, вокруг которых складывался административный аппарат, и которые являлись взаимосвязанными структурами, и приобретали вид единой системы в процессе принятия законов. [Бокщанин А.А. «К истории трех правительственных палат в древнем и средневековом Китае», Ои Гв К? №30, 2000] Три палаты (Сань шэн) – Шаншу, Чжуншу и Мэнься складываются к III-IV вв. и приобретают все черты основного правительствующего субъекта. Важно отметить, что возникали они в виде «неординарной» ветви власти.


Это присуще развитию китайской административной системы, когда на место старым структурам приходят новые, основные посты в которых занимают новые люди, при том старые структуры не упраздняются, а продолжают существовать, но постепенно теряют свое значение. Таким способом, вероятно, осуществлялась регуляция власти высших чиновников, и усиление централизованной власти императора. Впоследствии на смену ставшим формальным правительством трем палатам, приходит новый неформальный орган – Совет ученых при императоре (Сюэшиюань). Для работы статья имеет значение прежде всего для понимания сути новых назначений, коих в источнике встречается немало.


Статья Козиной Е.М., озаглавленная «Представление Оуян Сю об историческом процессе», основываясь на анализе «Новой истории династии Тан», дает описание традиционных китайских представлений, имеющих и некоторый мистический оттенок, о том, согласно каким принципам правление того или иного императора оказывается удачным или напротив закладывают основы для гибели династии. В статье приводится характеристика Оуян Сю танских императоров, среди которых упоминается и Дэ-цзун, правление которого интересно с точки зрения рассмотрения проблемы передачи власти. [Козина Е.М. «Представление Оуян Сю об историческом процессе (характеристика императоров династии Тан)», «Письменные памятники и проблемы истории культуры народов Востока XX», 1985 ч.1. 1986 с.119–122.]


Книга Поповой И.Ф. «Политическая практика и идеология раннетанского Китая», как видно из названия посвящена политическим и идеологическим вопросам танского Китая. В нашей работе не имеет определяющего значения, так как охватывает другой, более ранний период Тан. Однако работа активно использовалась для внесения ясности в перевод должностей и новых назначений, коих в тексте источника немало. [Попова И.Ф. «Политическая практика и идеология раннетанского Китая», СПб., Вост.лит?. РАН, 1999]


Книга Конрада «Запад и Восток» не рассматривает подробно интересующие нас вопросы политической истории в рассматриваемом периоде, но была использована при описании биографии Хань Юя. [Конрад Н.И. «Запад и Восток», М., 1972]


В учебнике А.В. Меликсетова «История Китая» есть главы посвященные Тан. Они по большей части концентрируются на ключевых социально-экономических и политических моментах истории Тан и не дают детального представления о политической ситуации или делах отдельных правлений. [Меликсетов А.В. «История Китая. Учебник.» М., 1998]


Существующая историография по Тан не дает исследователю этого периода китайской истории всей необходимой и желательной информации, однако оставляет простор для самостоятельного исследования.

Глава 1. Источниковедение, описание выработанной методики.

1. Источниковедение


Работа ведется на основе сочинения Хань Юя (768–824) – одного из самых известных мыслителей, литераторов и поэтов времен империи Тан (618–907). Работа называется «Правдивые записи об императоре Шунь-цзуне» (順宗实录), написана в первой половине IX в.

Ши лу, как жанр историописания


Традиции историописания, сложившиеся в Китае, не претерпевали слишком больших качественных изменений в средневековом Китае, потому говоря о жанре ши лу, мы можем воспользоваться работой Б.Г. Доронина, которая занимается описанием историографии Китая в XVII–XVIII вв. Это подтверждается и самим текстом книги Доронина, в которой говорится о том, что основные виды исторических сочинений сложились в танское время. Основными жанрами стали: «дневники» (ци цзюй шу), «правдивые записи» (ши лу), «династийные истории» и некоторые другие. Общим для этих сочинений стало то, что они концентрируются на делах правления. Эти труды стали становым хребтом всего историописания императорского Китая. [Доронин Б.Г. «Историография императорского Китая XVII-XVIII вв.» Спб, 2002, с.56 – 78]


Термин ши лу в отечественном китаеведении переводится по-разному: «запись действительных событий», «правдивые записи», «хроника», «запись событий, запись свершившегося». В англоязычной литературе его переводят как Veritable records, именно так назван перевод рассматриваемого источника Бернарда Соломона [transl. by B. Solomon. «The Veritable Records of the T’ang Emperor Shun-tsung», Cambridge, 1955], который был использован автором данной работы. Ши лу — один из наиболее стабильных компонентов государственного историописания, и представляет собой подборку расположенных в хронологическом порядке фактов и фрагментов официальных материалов; никаких авторских ремарок в нем не допускалось. Здесь сразу стоит оговориться о том, что основной источник, по которому ведется данная работа написана не профессиональным историком. Обычно ши лу готовились исключительно придворными историографами, хотя есть свидетельства о том, что Хань Юй работал в Летописном приказе [Пер. с кит. И. Соколовой. «Хань Юй, Лю Цзун-юань Избранное», М., 1979 г., с.85 – 88] он все же больше проявил себя в большей степени как мыслитель и литератор, нежели чем историк. В его работе помимо датированных событий и цитат из официальных документов содержаться и значительные описательные элементы информации о чем пойдет речь позже. [Доронин Б.Г. «Историография императорского Китая XVII-XVIII вв.» Спб, 2002, с.56 – 78]


Правдивые записи, по определению Б.Г. Доронина, — это вид официальных трудов летописной формы, посвященных делам правления одного императора, и в этом качестве они рассматривались как основной источник для составителей истории династии. Ши лу были важны не только как документ исторического значения, но и как важнейший элемент политической практики «конфуцианской монархии». Последовательно фиксируя действия легитимных правителей, а также события правления, они выступали своеобразными вехами, обозначающими линию ортодоксального наследования власти.


По исследованиям ученых, жанр подобного вида появился в Китае лишь в середине первого тысячелетия нашей эры и в отличие от дневников не имел прецедента в древности. Важный шаг в становлении ши лу был сделан в ходе формирования системы государственного историописания в империи Тан. К составлению его приступили в первые же годы становления династии, но понадобилось время для упорядочения и законодательного оформления. Работа над «правдивыми записями» при Тан была поставлена под государственный контроль в рамках– «Государственного историографического комитета» (Го ши гуань). [Доронин Б.Г. «Историография императорского Китая XVII-XVIII вв.» Спб, 2002]


Ши лу стали составляться в соответствии с регламентом, который предписывал приступать к их созданию после смерти императора по специальному указу его наследника. Факт составления ши лу считался важным свидетельством законности произошедшей смены власти.


Считалось, что каждый правитель должен создать «правдивые записи» о правлении своего предшественника. Но составление описания столь недавно закончившегося правления всегда был документом, имевшим острое политическое значение, привлекал к себе пристальное внимание со стороны политической элиты империи.


Таким образом, можно говорить о том, что именно при Тан сложился такой важный компонент в системе государственного историописания как ши лу


Однако с середины IX в., когда произошло дальнейшее углубление кризиса империи, и до конца государства Тан «правдивые записи» о делах правления нескольких императоров не были составлены вообще. Всего в империи Тан было составлено 25 ши лу до наших дней дошел лишь текст одного из них. [Доронин Б.Г. «Историография императорского Китая XVII-XVIII вв.» Спб, 2002, с.56 – 78]


«Правдивые записи об императоре Шунь-цзуне» (Шунь-цзун ши лу 順宗实录)


Шунь цзун ши лу представляет собой летописный труд Хань Юя, в котором очень детально описываются события, происходившие в танском Китае в 805 году — в год правления императора Шунь-цзуна. Источник в основном концентрируется на событиях происходивших внутри дворца, и в датированных событиях изображает борьбу за власть, разгоревшуюся при дворе. Такая тематика источника особенно хорошо соотносится с задачами, которые стоят перед исследованием, так как дает возможность проследить процесс получения и передачи власти, а также борьбы за власть. Источник не строго следует хронологии. Встречаются значительные по размеру, а значит и немаловажные для автора абзацы, которые рассказывают о событиях, имевших место до правления императора Шунь-цзуна, концентрируются на фигуре его отца — Дэ-цзуне, а также на персоналиях сановников, служивших при нем. Хань Юй часто приводит в своем ши лу текст эдиктов и указов императоров.


Большое внимание уделяет характеристике людей, притом встречается описание не только императоров, но и государственных деятелей, действовавших при дворе. Иногда дается полная их биография, от места и даты рождения до занимаемых в течение жизни должностей и времени смерти.


Эти фигуры не всегда соотносятся с основной, как предполагается, событийной линией – усиление и последовавшее за этим падение клики. В тексте источника встречаются описания бытовых происшествий, которые иллюстрируют описываемые Хань Юем тенденции, имевшие место в обществе. Например, сказав о том, что евнухи превышают свои полномочия, Хань Юй рисует картину встречи крестьянина и евнуха на дороге, в ходе которой крестьянин подвергается безжалостному неправомерному побору.


Хань Юю поручается составление официального описания предшествовавшего царствования в 815 году. Правдивые записи об императоре Шунь-цзуне — сочинение Хань Юя, вызвавшее бурную полемику при его жизни, которая продолжалась и после его смерти, являющееся единственным дошедшим до нас подлинным историческим сочинением династии Тан. [Пер. с кит. И. Соколовой. «Хань Юй, Лю Цзун-юань Избранное», М., 1979 г., с.85–103]


О Хань Юе


Хань Юй – это имя первым стоит в списке «Восьми великих людей времен Тан и Сун» «Восьмеро великих» — великие прежде всего как мыслители и писатели, поднимавшие в своих произведениях важнейшие темы общественной жизни и культуры их времени. Среди произведений Хань Юя на первом месте стоит рассуждение «О пути» (Юаньдао) Хань Юй слыл ученым, считался конфуцианцем, т.е. представителем светского образования. В столице Танской империи была высшая школа (Тайсюэ), которую вполне можно назвать университетом. Правда, был в сущности один факультет — политических, правовых и моральных наук. Хань Юй стал профессором этого университета, работа в котором послужила основой для его произведения «О продвижении в учении». [Конрад Н.И. «Запад и Восток», М., 1972]


Хань Юй (768–824) по прозвищу Туйчжи родился в уезде Хэян в округе Хэнань (современный уезд Мэнсянь в провинции Хэнань) Произошел из худородной земледельческой семьи. Занимал должность контролера-цензора, чиновника министерства наказаний, правителя области Чаочжоу, виночерпия школы для сыновей и младших братьев высших сановников, чиновника министерства чинопроизводства и ряд других. Он боролся против раздробленности страны, создаваемой генерал губернаторами, но в то же время выступал против реформ, предлагавшимся Ван Пи, Ван Шувэнем, Лю Юйси и Лю Цзунюанем. [пер. с кит. Таскина В.С. «История Китайской философии»,. М., 1989 ]


Хань Юй создал конфуцианское учение о «системе преемственности истинного учения» наподобие буддийского учения о «системе закона». Хань Юй сделал крупный вклад в развитие литературы и пользовался той же известностью, что и Лю Цзунюань. Им написано сочинение «Собрание сочинений Хань Юя из Чанли» (Хань Чанли цзи), «О пути» (Юаньдао), «Первоначальная природа человека» (Юаньсинь), «Письмо министру Мэну» (Юй Мэн шаншу шу), «Челобитная с увещеваниями отказаться от встречи костей Будды» (Цзянь ин фогу бяо), в которых в более или менее концентрированном виде сформулированы его философские идеи. [пер. с кит. Таскина В.С. «История Китайской философии»,. М., 1989 ]


2. Использованные методы


Конечная цель работы – извлечение из исторического источника исторической информации. Для этого возможно использование нескольких различных подходов:


обычный пересказ текста источника
интерпретация
методы, извлекающие информацию, которая содержится не в явном, а в скрытом виде


В статье Д.В. Деопика, которая посвящена количественному анализу, дается следующая классификация и характеристика методов извлечения исторической информации из источника. [Деопик Д.В. «Вопросы количественного анализа эпиграфических памятников.» Вестник Московского Университета Сер.13 Востоковедение 1983, ном.4, с.43–53]


Метод исследования массовых данных имеет два аспекта: внешний, касающийся связей с другими видами источников, внутренний, касающийся системы описания и набор методов анализа. При анализе меньшего числа признаков на всей территории исследуемого конкретного общества и на большом отрезке времени для той же цели существует два подхода:


«сверху вниз» – от общих понятий ко все более конкретным, к детальным признакам,


«снизу вверх» – от формализованных описаний конкретных ситуаций к постепенному объединению во все более общие группы полученных вначале значений простейших признаков явления. (и тем самым к восстановлению картины прошлого)


Первый поход – опора на уже сложившиеся обобщения с той или иной степенью переосмысления. [Деопик Д.В. «Вопросы количественного анализа эпиграфических памятников.» Вестник Московского Университета Сер.13 Востоковедение 1983, ном.4, с.43–53]


Основным в случае количественного анализа является второй аспект – внутренний – система описания и методы количественного анализа той социально-экономической информации, которая массова в эпиграфических документах.


В отличие от социальных исследований, от исследований гражданской истории, для которой упоминание о каком-то событии принимается без проверки на массовость.


Основное в количественном анализе – проверка на массовость социально-экономических документов. Массовые данные всегда наиболее важные, поскольку выводы из их анализа помогают прослеживать связи общего характера. Такие выводы позволяют оценить надежность сообщений нормативных источников.


Для анализа источника производится расчленение на минимальные элементы информации. Эти элементы должны быть формализованы, а затем подвергнуты количественному анализу. [Деопик Д.В. «Вопросы количественного анализа эпиграфических памятников.» Вестник Московского Университета Сер.13 Востоковедение 1983, ном.4, с.43–53]


Отметим, что количественный анализ производится на так называемом субъектно-объектном принципе. Согласно этому принципу составляется субъектно-объектная таблица для вычленения минимальной единицы информации, которая позже будет формализована и подвергнута количественному анализу. Основу субъектно-объектной таблицы составляют колонки: время действия – субъект действия – само действия (вычлененный элемент) – объект действия – прочие детали.

Количественный анализ в данной работе


Применение количественного анализа при извлечении исторической информации из источника в жанре ши лу имеет некоторые специфические особенности которые были выявлены в процессе работы.


1. Рассматриваемый источник включает в себя как датированную, так и подробную описательную информацию. Последняя содержит характеристику действующих персоналий, часто биографию и даже бытовые подробности. Источник подчас несет в себе аналитическую информацию, которая необходима для понимания политических процессов, но которая не имеет четкой датированности, не всегда имеет определенный субъект или объект, и не всегда вычленение минимальных элементов информации позволяет потом сделать правильные выводы.


3. В источнике нас интересуют в первую очередь политические процессы, а именно проблемы получения, сохранения и передачи власти, а также борьбы за власть. К тому же сам источник практически не несет в себе элементов информации, предметом которых было бы рассмотрение социально-экономической ситуации рассматриваемого периода. Поэтому вычленение социально-экономической информации из источника с использованием количественного анализа не представляется приоритетным направлением исследования


5. При субъектно-объектном анализе основным содержанием идеи оказывается вполне конкретное действие, из такого анализа выпадает большое количество описательной и абстрактной информации, такой как, например, характеристика государственных деятелей.


7. Сам исторический сюжет сложен и требует тщательного описательного анализа, который позволил бы понять общую картину происходившего.


Исходя из этого, можно попытаться смоделировать особую, подходящую именно к анализу этого источника методику извлечения исторической информации.


Шунь-цзун ши лу требует расширенной описательной части, которая позволила бы понять суть происходивших явлений и дать общую их картину. При этом в процессе описания нередко возникают детальные вопросы, которые необходимы для правильной дальнейшей трактовки событий. Применение количественного анализа возможно и необходимо именно при анализе такого рода деталей. То есть в данной работе количественный анализ будет иметь вспомогательную функцию. Выводы, сделанные посредством аналитического анализа, будут иметь своей целью подтвердить или опровергнуть выдвинутую гипотезу.


Применительно к проблемам, возникшим у автора данной работы при анализе источника, количественный анализ поможет, в частности, проверить ключевой вопрос при рассмотрении момента передачи власти, а точнее момента передачи регентских функций наследнику при живом императоре.


Для внесения ясности в этот вопрос была сделана таблица, в которой субъектом действия во всех случаях был Шунь-цзун. В графе время было выделено три формализованных признака: «до восшествия на престол», «после восшествия на престол» и «во время болезни». После «субъекта» следовал минимальный элемент информации, которому давался признак в соседей колонке: «действие», «описание» или «отсутствие ожидаемого действия». «Объект действия» в таблицу включен не был. Их таблицы также были исключены действия, которые могли бы быть формализованы как «назначение», а также действие «взошел на престол». В первом случае не очевидно то, что действие исходило от самого императора, а не от его окружения. Второе упомянутое действие не дает никакой информации для решения поставленной проблемы.


На основе этой таблицы был сделан анализ и проверена на основе количественно гипотеза о том, что до восшествия на престол и соответственно до болезни император принимал гораздо более активное участие в политических делах страны, чем после. Гипотеза была выдвинута на основе содержания элементов действий, то есть как умозрительный вывод и должна быть подтверждена количественно, ведь в источнике действует принцип согласно которому то, что наиболее важно упоминается более часто.


Второй метод количественного анализа текста происходил следующим образом. Была составлена таблица на основе примерно трех четвертых переведенного текста. В таблице выделялись время действия, субъект действия, действие, объект действия, дополнительная информация. Однако при анализе использовался только субъект действия. Из 414 имеющихся субъектно-объектных идей были выделены наиболее встречающиеся в процентном отношении субъекты.


Глава 2. История правления Шунь-цзуна (28 февраля 805 г. – 31 августа 805 г.). Описательная и аналитическая части

1. Исторический контекст


В данной главе на основе анализа источника – «Правдивые записи об императоре Шунь-цзуне» (順宗实录) – будет дана характеристика правления и персона самого императора.


Если историю государства Тан условно разделить на 4 периода (618–710; 710–762; 762–860; 860–907), выделяя каждый период как отрезок времени от стабилизации до кризиса, то правление императора Шунь-цзуна (28 февраля – 31 августа 805 г.) попадает в третий период. [Деление на периоды взято из рукописей М.Ю. Ульянова, любезно им предоставленных.]


Правление его предшественника Дэ-цзуна (780 – 805 гг.) характеризуется выходом из кризиса и началом усиления государства, во многом благодаря реформам, в числе которых и реформы Ян Яня (780 г.). Согласно реформам триада повинностей была отменена, фактически произошел отказ от надельной системы и совершился переход к новой, более прогрессивной для этого периода формы налогообложения. После короткого правления императора Шунь-цзуна, государство продолжало усиливаться, и последовал почти сорокалетний период стабильности. Однако следует отметить, что это было последним значительным усилением государства Тан. Четвертый период – это череда кризисов и ослабление власти династии Ли.


Шунь Цзун был старшим сыном императора Дэ-цзуна. Его матерью была императрица Чжао Дэ, урожденная Ван.


Шунь-цзун родился на двенадцатый день первого месяца второго года Шанюань (21 февраля 761 года). На 14 год Дали (779 – 780) ему было пожаловано владение, и он стал князем Цюаня. А в первый год Чжэнчжун (780 – 781) (780) Шунь-цзун был объявлен престолонаследником.

2. Император Шунь-цзун


В первой главе дается описание характера Шунь-цзуна, его способностей и отношений с отцом-императором. (Притом для летописца особо важное значение имеют два качества будущего государя: культурный уровень и интерес императора к воинским искусствам.) Описание представляет собой хвалебную речь летописца в адрес наследника. Фактически Шунь-цзун предстает в образе будущего идеального государя. Мы знаем, что Шунь-цзун находился на троне менее года. Возможно, летописец видел в нем несбывшийся альтернативный путь развития государства. Впрочем, для столь краткого правления такое описание неудивительно. Шунь-цзун просто не мог за столь короткий срок совершить какие-либо масштабные и решительные действия, которые могли бы оставить дурные воспоминания о его правлении. С другой стороны, столь лестную для Шунь-цзуна характеристику можно рассматривать как показатель того как Хань Юй оценивал политику предшествующих и последующих правителей. В первой главе нет никаких отсылок на правление Сянь-цзуна (806–821), но зато есть сравнительно подробное описание последних лет правления отца Шунь-цзуна – Дэ-цзуна (780–805).


Хань Юй дает прямое указание на усиление личной власти правителей. Дэ-цзун к концу своего правления пытался ослабить положение знатной верхушки и благоволил менее знатным, но более преданным. «Чем дольше Дэ-цзун пребывал на троне, тем больше он ограничивал власть своих высших министров, давая при этом возможность менее знатным вельможам из своего окружения приблизиться к себе. «Бывшие раньше вне двора Пэй Янь-лин, Ли Чи-юнь, Вэй Чу-моу и другие каждый в свое время пришли к власти» [The Veritable Records of the T’ang Emperor Shun-tsung, transl. by B.Solomon, перевод автора курсовой].


Хань Юй не симпатизирует вновь выдвинувшимся фигурам и главное обвинение его заключается в чрезмерном сборе налогов с народа.


Поводом для таких обвинений могло послужить то, что при Дэ-цзуне действительно была проведена налоговая реформа, которая повысила эффективность сбора налогов. Такая политика вела к укреплению власти правителя. Но нет ничего удивительного, что Хань Юй критикует Пэй Янь-лина за угнетение народа. Известно, что его самого как чиновника дважды ссылали за просьбу снять подати с голодающих. Хань Юй смотрит на эту проблему не с точки зрения правителя и стоящих перед ним государственных дел, а с точки зрения подданного, который озабочен положением народа. Хань Юй явно противопоставляет в первой главе правление Дэ-цзуна характеру и намерениям Шунь-цзуна.


Это особенно интересно в свете традиционной китайской системы представлений о власти, её передачи, правителях и судеб правящих династий. Воззрения эти отражены в частности в «Новой истории династии Тан» – произведении видного философа, государственного деятеля сунского Китая Оуян Сю. В послесловиях «цзань» завершающих изложение 10 глав «Основных записей», он анализирует причины неудач, приведших династию Тан, правившую страной 300 лет, к концу. [Козина Е.М. «Представление Оуян Сю об историческом процессе (характеристика императоров династии Тан)», «Письменные памятники и проблемы истории культуры народов Востока XX», 1985 ч.1. 1986 с.119–122.]


Согласно традиционной китайской системе воззрений, особое влияние на судьбу династий, возможность увеличивать или сокращать ее продолжительность оказывал монарх, избранный Небом в силу своих качеств, править Поднебесной. Он должен был располагать благой силой «дэ», вобравшей в себя все необходимые государю качества для осуществления успешного правления. Обретание дэ монархом делало государя государем, утрата вела к потере государства. [Козина Е.М. «Представление Оуян Сю об историческом процессе (характеристика императоров династии Тан)», «Письменные памятники и проблемы истории культуры народов Востока XX», 1985 ч.1. 1986 с.119–122.]


Обычно династию начинали два основоположника: первый «цзу», закладывал основы, он был главным накопителем дэ, передававшегося потомкам в виде подвига «гун». Второй «цзун» – продолжатель дела «цзу»; цзун назывались и все последующие династы, чьей заботой было накопление дэ династии. Государи преемники зависели не только от личных качеств, но и от внутренних возможностей династии в целом, т.е. от силы дэ самой династии. Деятельность монарха во многом зависит от того, на какую фазу процесса накопления она приходится. Возрастает значение личных качеств предшественников и особенно основоположников данной династии, личные качества государя оказались отодвинутыми на задний план. Это немаловажно, ведь качества императора Шунь-цзуна, его если верить Хань Юю, заслуживают самой лестной оценки, между тем, его правление можно классифицировать как сверхкороткое, что обычно свидетельствует о критическом или приближающемся к таковому моменте для династии. Здесь и уместно вспомнить о том, что пишет Хань Юй о Дэ-цзуне.


3. Император Дэ-цзун (780 – 805 гг.)


Хань Юй немало пишет о Дэ-цзуне. Заметки об императоре, чье правление предшествовало правлению Шунь-цзуна. Само правление Дэ-цзуна характеризуется историками как выход из кризиса и начало усиления государства. Во многом благодаря реформам, в числе которых и реформы Ян Яня (780 г.), по которым триада повинностей была отменена, фактически произошел отказ от надельной системы и совершился переход к новой, более прогрессивной для этого периода формы налогообложения.


Из количественного анализа субъектов действий, о котором речь пойдет позже, видно, что фигура Дэ-цзуна чрезвычайно важна автору. Очень часто Хань Юй возвращается в прошлое и описывает события, которые происходили во времена правления именно Дэ-цзуна. Иногда автор переходит к прямому описанию отца Шунь-цзуна. И часто причину этому можно найти в желании сравнить двух императоров. Хань Юй предпочтение всегда отдает Шунь-цзуну. Например, после того, как описываеются объявленные Шунь-цзуном амнистии, говорится, что за все время правления Дэ-цзуна не издано ни одного указа о помиловании.


Хань Юй характеризует кадровую политику Дэ-цзуна. К концу своего правления, последний все больше ограничивал власть своих высших министров, и к власти приходили бывшие раньше вне двора. Они по слвам Хань Юя не обладали добродетелью, и только благодаря уговорам Шунь-цзуна удалось удержать Дэ-цзуна от того, чтобы не сделать их верховными министрами. Очевидно, к концу своего правления Дэ-цзун хотел избавиться от приобретавших слишком большое влияние сановников и противопоставить им новых людей.


Часто, когда Хань Юй описывает биографии сановников, то рисует картины того, как они были оклеветаны перед лицом Дэ-цзуна и последний бывал очень разгневан. Гневливости отца автор противопоставляет мудрость и кроткость престолонаследника – будущего императора Шунь-цзуна.


4. Проблема получения власти. Получение власти Шунь-цзуном


В источнике подробно описываются обстоятельства восхождения Шунь-цзуна на престол. Сначала называются даты смерти Дэ-цзуна и начала правления Шунь-цзуна. Между этими двумя событиями проходит всего 3 дня, что нетипично для такой ситуации.


По-видимому, обстоятельства передачи власти настолько важны для летописца, что он включает в повествование предсмертную речь Дэ-цзуна, в которой император сообщает наследнику о передачи ему власти. Император особенно акцентирует внимание наследника на том, что тот должен быть достоин императорского титула. Возможно, это намек на то, что Шунь-цзун должен продолжать политику отца, в частности в укреплении личной власти правителя. Передача власти за день до смерти – это экстраординарное событие, поэтому либо здесь идет речь лишь о вручении наследнику формального документа, подготовленного уже давно (тем более, что в вводной части говорится, что Шунь-цзун был назначен прямым наследником престола в 780 году), либо о том, что Дэ-цзун до последнего момента сомневался в выборе кандидатуры наследника или не хотел давать сыну повод оспаривать его власть (правление Дэ-цзуна характеризуется как долгое).


Подробно описываются обстоятельства болезни и смерти императора, а также периода своеобразного «безвластия». Болезнь Дэ-цзуна связывается автором с переживаниями по поводу тяжелой болезни (по-видимому, единственного) наследника. Описывая болезнь Шунь-цзуна, автор исключает любые подозрения о его в причастности к смерти отца.


Между тем, действия самого Шунь-цзуна, пришедшего к власти, не говорят о его настрое на проведение активной политики. Напротив, он крайне неохотно переходит к своим обязанностям и вопреки сложившейся традиции затягивает траур по отцу. Шунь-цзун принимает на себя обязанности правителя, только после того как третья делегация от придворных сановников обращается к нему с прошением. Состав последней делегации – верховные министры.


В связи с эти моментом необходимо упомянуть и то, что новый император Шунь-цзун на момент восшествия на престол не пребывал в полном здравии, напротив источник свидетельствует о долгом периоде болезни его, будучи престолонаследником, когда он даже не мог разговаривать. Это, а также то, что Шунь-цзун по вступлении на престол был практически индифферентен е делам управления дает возможность для домыслов и подозрении в физической неспособности императора управлять государством. [ed. by Twichett D. «The Cambridge history of China», vol.3, part 1]


5. Проблема передачи власти. Обстоятельства ухода с трона императора Шунь-цзуна


Обстоятельства передачи власти рассматриваются в источнике в последних двух главах. В них Хань Юй как будто подводит итоги всего написанного, здесь снова даются, уже обобщенные, описания членов клики и сделано больше умозаключений самим автором, которые на первый взгляд не оставляют вопросов и предоставляют исследователям полную картину произошедшего. Однако это не совсем так. К тому моменту как источник был переведен нами до конца перед авторами работы прояснилась еще одна важная задача исследования – проблема передачи власти, в том виде, в котором она произошла в 805 году. Все дело в том, что император Шунь-цзун не только назначил престолонаследника, но и передал ему реальные рычаги управления государством. В назначении сына Шунь-цзуна престолонаследника нет ничего экстраординарного, если назначение наследника в самом начале правления соотносилось с древними традициями передачи власти. Однако уже в четвертой главе при описании обстоятельств падения клики, говорится о том, что некие чиновники Вэй Гао, Пэй Цзи и Янь Шоу подавали петиции к трону, в которых просили его назначить престолонаследника регентом.


Интересно то, что Вэй Гао и до этого встречается в тексте. Рассказывается история о том, как он вступил в контакт с Ван Шувэнем и предлагал свое сотрудничество в клике, правда в ультимативной форме, прося за свое участие в партии передать ему в управление новую территорию, и в случае отказа обещая отомстить позже. Ван Шу-вэнь, столь уверенный в своей власти, отказался и даже хотел казнить Вэй Гао, но ему помешал Вэй Чжии. Конфликт между Ван Шувэнем и Вэй Чжии был уже в стадии развития. Таким образом, Ван Шувэнь нажил себе врага, который вместе с евнухами, все еще сохранявшими власть внутри дворца смогли повлиять на Шунь-цзуна, который передал власть своему сыну. Престолонаследник стал опираться на тех, кто помог ему прийти к власти и сообразно сложившейся исторической логике избавился от партии, составлявшей им оппозицию.


В контексте проблемы передачи власти, а точнее самовольного оставления трона императором очень важное значение имеет фигура самого Шунь-цзуна. Их текста не совсем понятно в какой степени и в какие периоды времени император оказывал действенное влияние на политику в империи. НО хотелось бы обратить внимание на некоторые свидетельства, которые все-таки имеются в тексте. До того, как Шунь-цзун взошел на престол, и был престолонаследником (хотя возможно назначенным юридически, но считающийся безусловным претендентом), он принимал активное участие в обсуждении политических событий в империи. В частности, встречаются упоминания о том, что Шунь-цзун собирался ходатайствовать к тону относительно неправомерности так называемой дворцовой торговли, разорительность которой для непосредственных производителей очень живо и в бытовых деталях описана Хань Юем. Тогда как раз он был предупрежден хитрым Ван Шувэнем о том, что опасно будчи наследником перечить императору, за что он и удостоился благоволения и уважения Шунь-цзуна.


Кроме обсуждений дел правления с членами академии Ханьлинь, есть указания на то, что Ван Шувэнь имел смелость часто обращаться в императору Дэ-цзуну с ходатайствами в пользу или против сановников. Например, именно благодаря ему оклеветанные чиновники Лу Чжи, Чжан Пан и некоторые другие были наказаны не так сурово, как это было возможно. И именно из-за вмешательства наследника чиновники, которые по описанию автора «были раньше вне двора; …были хитрыми и коварными» Пэй Яньлинь, Вэй Цюймоу и другие не были назначены верховными министрами. После следует указание на то, что наследник тяжело заболел, происходит период, который мы берем смелость иногда условно называть «короткий период безвластия» и который, вполне вероятно, стал тем фактором который подтолкнул Ван Шувэня к тому, чтобы активно начать борьбу за власть.


Болезнь Шунь-цзуна – как будто переломный момент в истории его правления. Хотя в тексте нет прямых указаний на умственную неспособность императора управлять страной, есть свидетельства того, что болезнь не миновала полностью, а периодически вновь принимала острые формы. Император становится фигурой, которая поддается влиянию окружающих его сановников. Не до конца ясно почему Ван Шувэнь и Ван Пэй сами подделывали указы императора, а потом по некоторым свидетельствам в тексте можно говорить, что Шунь-цзун вполне осознанно производит назначение регентом престолонаследника и новые назначения, хотя инициатива и исходила от сановников.

6. Клика: состав, действия, история продвижения и падения


Первое упоминание о клике встречается в источнике сразу же после сообщения о том, что Шунь-цзун взошел на престол. Когда Шунь-цзун был престолонаследником, он изучал каллиграфию под руководством Ван Пэя и последний пользовался большой благосклонностью императора. Ван Шувэнь же выдвинулся благодаря своему умению играть в вэй-ци (облавные шашки). И Ван Шувэнь и Ван Пэй состояли в академии Ханьлинь, где имели возможность видеться с наследником. Ван Шувэнь получил характеристику Хань Юя как ловкий и хитрый интриган. Приводится даже история о том, как Ван Шувэнь дал мудрый совет наследнику не вмешиваться в дела управления, чтобы не навлечь на себя недоверие со стороны императора, и тем самым добился благо располоения к себе будущего императора.


Можно предположить, что Ван Пэй и Ван Шувэнь относятся к одному роду, как уже говорилось выше, но принадлежат разным поколениям. Ван Пэй – скорее всего был сверстником наследника, а Ван Шувэнь значительно старше. В тексте приводятся слова наследника Шунь-цзуна, который называет Ван Шувэня учителем.


Ван Шувэнь и Ван Пэй составили союз, и первым их действием стала афера, когда при помощи высокопоставленного евнуха они смогли подделать указы императора, пользуясь тем, что император Дэ-цзун и наследник были больны, и произвели назначения. После того, как Шунь-цзун восходит на трон, Ван Шувэню удалось сделать так, что из академии Ханьлинь были отчислены тридцать два человека, которые имели одинаковый с ним титул.


Клика начинает расширяться и появляется новая значительная фигура – Вэй Чжии. Император назначает его на высокую должность и делает знатным. Хань Юй объясняет это тем, что Вэй Чжии искал дружбы с Ван Шувэнем, зная о его положении при дворе, а Вэй Чжии стремился расширить свою клику. Вскоре Ван Шувэнь и Ван Пэй назначаются на должности придворного хроникера и левого советника в палате Мэнься соответственно, сохраняя при этом свои степени в академии Ханьлинь. Вместе с этим проводятся некоторые другие назначения, впрочем, в этом случае есть указание на то, что они проводились без поддержки со стороны клики, а только по инициативе императора.


Через некоторое время указом императора было произведено назначение чиновника Ду Ю на должность комиссионера по делам соли и железа. Как объясняет Хань Юй, назначение было поддержано Ван Шувэнем, который был назначен заместителем Ду Ю и тем самым хотел управлять из-за кулис. Ван Шувэнь стремился сделать так, чтобы клика контролировала сбор государственных налогов, что упрочило бы ее власть, но считал, что столь быстрое возвышение может показаться неправильным народу.


Производится много других назначений. Люди, которые обрели новые должности продвигались и до этого вместе с кликой, и хотя прямых указаний на это нет, по-видимому, являются ее членами. Среди них упоминается и Вэй Чжии, получивший должность вице-главы в палате Чжун шу.


Вскоре происходит инцидент в доме Вэй Чжии, который вынудит некоторых сановников, служивших, вероятно, еще при Дэ-цзуне и использованных Ван Шувэнем в своих целях подать в отставку. Ван Шувэнь приехал в дом к Вэй Чжии, как раз в момент трапезы, в которой участвовали Ван Шувэнь и сановники и вопреки всем правилам вошел в дом, отвлек Вэй Чжии, который демонстративно продолжил есть в своем кабинете вдвоем с Ван Шувэнем. Хань Юй пишет, что клика все больше укрепляла свою власть, и люди повсюду боялись их. Затем в тексте пишется, что повсюду критиковали деспотичные действия Ван Пэя и Ван Шувэня.


Ван Шувэнь хотел контролировать армию и воспользовался старым генералом Фань Сичао и сделал его командующим, так что Фань Сичао был номинальным главой.


К этому же времени относится первое упоминание о разногласиях между Ван Шувэнем и Вэй Чжии.


Ван Шувэнь получает новое назначение, но вдруг обнаруживает сопротивление со стороны евнухов, они лишают его степени в академии Ханьлинь и после ходатайства Ван Пэя восстанавливают, но не полностью, Хань Юй пишет, что Ван Шувэнь становится встревожен.


Вскоре последовали новые назначения, они явно не исходили от клики, и в тексте говорится, что Ван Шу-вэнь ушел с должности, а Ван Пэй сначала притворился больным, а затем ходил к евнухам и ходатайствовал о возвращении Ван Шувэню прежних должностей. Престолонаследник становится регентом при Шунь-цзуне, обретает власть над государством и вскоре Ван Шувэнь и Ван Пэй были изгнаны из столицы.


Вторая часть пятой главы как будто возвращается после всех описаний продвижения клики к началу и рассказывает очень обобщенно об основных деятелях клики. Ван Шувэнь предстает человеком не слишком содержательным, что между тем с лихвой компенсировалось честолюбием, амбициозностью и склонностью похвастаться. Задолго до того, как Шунь-цзун стал императором он добился его благосклонности и начал составлять партию, в которую позже вошли многие чиновники. Некоторых из них привлекала возможность быстро в обход закона получить новые должности, некоторых, корыстные цели. Из источника неясно к какому моменту, но партия Ван Шувэня стала насчитывать около десяти человек или более, среди членов клики были часто упоминаемый в тексте Лу Чжи, Люй Вэнь, Хань Е, Ли Цзин-цзянь, Хань Тай, Чэнь Цзянь, Лю Юй-си, и даже столь известный Лю Цзун-юань. О Ван Пэе мы также узнаем новые подробности – он был неказист лицом и у него был южный акцент, может быть поэтому император не считал необходимым слишком церемониться в общении с ним, в отличие с кажем от Ван Шувэня, к которому относился явно с большим уважением, но и опасением. Ван Пэй был вхож в более закрытые части дворца и мог видеть и общаться с более важными персонами. В клике он выполнял роль связующего звена между кликой и императором. Ван Шувэнь же был основным организатором и генератором идей в партии, остальные члены обсуждали с ним планы клики. Партия Ван Шувэня потеряла власть во мгновение ока. Когда Ван Шувэнь решил, что пора захватить военную власть в стране и направил генерала Фань Сичао и Хань Тая в войска, он тем самым раскрыл свои планы. Евнухи, узнав об этом успели упредить действия Ван Шувэня и послали в войска курьеров, которые приказывали не подчиняться приказам Фань Сичао. Когда последний прибыл в гарнизоны, никто не вышел встретить его.


Таким образом, суммируя все сказанное относительно причин падения клики можно нарисовать следующую картину. Ван Шувэнь, вероятно, задолго до того, как Шунь-цзун взошел на трон, строил планы о захвате власти. Он приложил усилия для того, чтобы оказаться в близких отношениях с престолонаследником и если не самолично, то через своего ближайшего соратника, возможно даже и родственника – Ван Пэя. Логично предположить, что первоначально в их планы входило укрепить благосклонность императора и всячески способствовать его восхождению на престол, после чего быстро подняться на высокие должности. Потом происходит период своеобразного «безвластия», который был вызван болезнью императора и назначенного незадолго до этого престолонаследника.


Более чем вероятно, что болезнь наследника стала неожиданностью и для формирующейся клики, и их планы в этот момент меняются. Ван Шувэнь вдруг понимает, что может не просто добиться высоких должностей, но и сосредоточить в своих руках реальное управление государством. Он подделывает указы императора и проводит новые назначения. Одновременно расширяя клику такими ловкими и хитрыми людьми как Вэй Чжии. Тем самым он готовит управленческий аппарат, заполняя его угодными кадрами и увеличивает контингент клики, так как ее задачи становятся значительно более амбициозными.


Смелость и масштабность действий Ван Шувэня подтверждается текстом, только по его прихоти из академии были изгнаны тридцать два человека имевшие с ним одинаковый титул. Ван Шувэнь начинает захватывать разные ветви власти и подбирается к захвату военной власти. Что касается самого императора, то в четвертой главе говориться о том, что он еще больным взошел на трон, все еще не был способен говорить и поддавался влиянию сановников. Вскоре, когда Ван Шувэнь неосторожно обнаружит свои планы по захвату у контроля над армией, евнухи, старые сановники и некоторые недовольные и вступившие в конфронтацию с кликой чиновники начинают подавать петиции императору, в которых обличают клику. Это происходит на фоне общего народного недовольства партией Ван Шувэня. Согласно тексту, император, уставший от увещеваний сановников, начинает им доверять и становится недовольным кликой. Сановники, почувствовавшие свое влияние на императора, поспешили привести к власти его сына, совершенно оправдано рассчитывая на то, что он воспримет их как связующее звено в передаче власти, будет опираться на них и избавиться от оппозиционной им партии.


Распаду клики способствовала также непрочность ее внутренней структуры, а также стечение обстоятельств. Вэй Чжии сыграл роль пятой колонны, а необходимость Ван Шувэня нести траур по умершей матери отдалила его от дел. Клика пала.


Ван Шувэнь был казнен регентом императора, а Ван Пэй умер в ссылке. Вэй Чжии тоже не избежал наказания и был выслан из столицы.


Время от начала продвижения клики до ее падения в абсолютных числах невелико. Однако такое детальное описание событий правления и действий клики, которое мы встречаем в источнике, позволяет увидеть процессы происходившие в обществе и политической сфере практически глазами их современника. Если смотреть с этой точки зрения, то видно, что клика руководимая Ван Шувэнем прошла целый путь. В этой главе мы попытались дать ответ на вопрос почему ее путь был именно таким.

7. Элементы структурного и количественного анализа текста


В работе был проведен количественный анализ по предложенной в ней методике, которая описана в соответствующем разделе.


Анализ по таблице 1


1. Таблица содержит 39 вычлененных предложений-идей, субъектом которых является Шунь-цзун. Как уже говорилось выше, из анализа были исключены действия, которые могли бы быть описаны как «назначения», так как в источнике при выявлении действий таковых оказалось бы большинство и все они относились бы ко времени «после восшествия на престол» и поэтому внесли бы неясность в количественный анализ, так как нас интересует непосредственная активность и инициативность Шунь-цзуна, а в случае с назначениями не очевидно, что они проводились по его инициативе.


2. В источнике из 39 идей 25 относятся ко времени до восшествия, и составляют 64% от общего количества. 11 идей относятся к периоду после восшествия на престол и составляют 28 %. Остальные идеи относятся ко времени болезни наследника, а затем императора Шунь-цзуна.


3. Идеи были разделены еще по одному формальному признаку – каждая их них была отнесена либо к «описанию», либо к «действию», либо к «отсутствию ожидаемого действия». Это было сделано по той причине, что действия описывающие характер Шунь-цзуна могут дать некоторое искажение количественного результата с точки зрения разрешения интересующего нас вопроса – насколько дееспособен и активен был иператор Шунь-цзун. Все описательные идеи относятся к периоду времени «до восшествия на престол». Поэтому более точный результат выявляется без учета этих идей.


Итак, если рассматривать только «действия», то до восшествия на престол таковых насчитывается 19, что составляет 47,5 % от общей массы, в то время как после восшествия на престол «действий» после того, как мы убрали лишнюю, как предполагается информацию, становится 9, то есть 22,5 %. То есть примерно в два раза меньше. Что довольно существенно, если учесть, что по логике вещей действий императора совершенных после восшествия на престол должно быть гораздо больше, чем до восшествия.


Из этого можно сделать вывод, что гипотеза о том, что император как человек существенно изменился после болезни, что примерно соответствует времени восшествия на престол, и принимал гораздо меньше участия в управлении государством, чем можно было ожидать, в целом подтверждается количественным анализом. Это доказывается и еще одним элементом таблицы, который изначально не включался в таблицу как фактор выявления результата – отсутствие ожидаемого действия. Все 5 наличествующих идей подобного типа относятся либо ко времени болезни, либо к периоду после восшествия на трон. Они фактически демонстрируют «недеяние» императора или нежелание его приступать к управлению.


Анализ по таблице 2


В таблице 414 строк несущих субъектно-объектную информацию. После подсчета субъектов были получены следующие результаты:


12% от общего числа субъектов занимает император Шунь-цзун


9 % – его отец император Дэ-цзун


7,7% сановник Лу Цзи


6,7% – генерал Чжан Ванфу


5% – член улики Ван Шувэнь


5% – некий сановник Ли Ши


Остальные субъекты по числу упоминаний в качестве субъекта действия не превышают и 2%.


Результаты показывают не то, что наиболее упоминаемый персонаж был наиболее важным государственным деятелем, а скорее то, что Хань Юй при составлении ши лу был несколько непоследователен. Например, трое из тех, кто упоминается больше всего в тексте в качестве субъекта, а именно Лу Цзи, Ли Ши и Чжан Ванфу наиболее активны были еще в правление императора Дэ-цзуна, а к моменту восшествия на трон Шунь-цзуна уже потеряли свое влияние или их вообще уже не было в живых. При том, что такие важные фигуры как Вэй Чжии или Ван Пэй в качкстве субъекта действии встречаются редко, но к деятельности клики имели самое непосрдественное отношение. Таким образом, следует констатировать, что один из предложенных методов количественного анализа не дает новой информации о политическом развитии.

Заключение


Рассматриваемые в работе проблемы получения и передачи власти особенно интересны в свете того, что источник дает очень детальное описание столь короткого правления. Некоторые выводы, которые были сделаны во время работы над описательной частью, позже были подтверждены количественным анализом.


Само правление интересно с той точки зрения, что основная интрига разворачивается не в действиях самого императора, а как бы вокруг него. Обычно при передаче власти новому императору основным источников кризисных явлений может стать отсутсвие опоры у нового правителя. Поэтому для успешной передачи власти правитель подготавливает круг сановников, которые будут помогать его сыну в первые годы правления. В такие моменты борьба может развернуться между различными группами при дворе или же между императором и определенной группой. В исследуемом нами правлении ситуация несколько иная. Видимо в виду болезни императора и наследника происходит заминка в процессе передачи власти. Кроме того, известно, что незадолго до этого, Дэ-цзун постарался провести некую кадровую рокировку, и тем самым лишил процесс передачи власти необходимого связующего звена.


Шунь-цзун демонстрирует отсутствие политической воли в начале своего правления и дает возможность клике, собиравшейся уже давно, перейти к решительным действиям по захвату власти. Путь клики к власти фактически является еще одной проблемой, связанной с получением власти, и подчас путь к власти клики гораздо интересней, чем получение власти Шунь-цзуном.


Передача же власти Шунь-цзуна осуществляется еще более необычным способом. Еще при живом императоре власть передается его сыну. Интересно, что инициатива передачи регентских полномочий исходила от сановников и во многом явилась причиной падения клики. Мы видим, как даже в такой удачный для клики момент её планы выполнены не будут. Бюрократическая система как будто регулирует сама себя. Она не дает возможности слишком быстрому и практически ни на что не опирающемуся движению возможность прийти к власти.

Библиография

Источник


1. transl. by B. Solomon. «The Veritable Records of the T’ang Emperor Shun-tsung», Cambridge, 1955
2. 韓愈 順宗實錄 (http://cc.1asphost.com/khcjhk/Tang/szsl1a.htm)

Литература

3. Бокщанин А.А. «К истории трех правительственных палат в древнем и средневековом Китае», Ои Гв К? №30, 2000

  1. Козина Е.М. Представление Оуян Сю об историческом процессе (характеристика императоров династии Тан) В кн. письменные памятники и проблемы истории культуры народов Востока XX годичная научная конференция ЛО ИВ АН СССР Доклады и сообщения 1985 ч.1. 1986 с.119–122

5. Деопик Д.В. Вопросы количественного анализа эпиграфических памятников. Вестник Московского Университета Сер.13 Востоковедение 1983, ном.4, с.43–53
6. Хань Юй, Лю Цзун-юань Избранное. Перевод с китайского И. Соколовой. М., 1979 г.
7. Попова И.Ф. Политическая практика и идеология раннетанского Китая, 1999
8. Б.Г.Доронин Историография императорского Китая XVII-XVIII вв. Спб, 2002
9. История Китайской философии, перевод Таскина. М., 1989
10. Конрад Н.И., Запад и Восток, М. 1972
11. История Китая, под. ред. Меликсетова А.В. М.,1998

Работы на иностранных языках

12. edited by Twichett D. «The Cambridge history of China», vol.3, part 1, Cambridge, 1997



 
Файлов нет. [Показать файлы/форму]
Комментариев нет. [Показать комментарии/форму]