Вход:  Пароль:  
EAstudies.ru: Публикации/ДВДеопик/СубстрактныеСходстваЮВА ...
Home Page | Каталог | Изменения | НовыеКомментарии | Пользователи | Регистрация |

Д.В.Деопик

Субстратные сходства и связи времен формирования Юго-Восточной Азии как исторического региона – в эпоху становления государственности и полиэтнических империй


1. Наличие региона «прото-ЮВА»: или «аустрического мира» как чего-то отличного от региона Южной Азии и Дальнего Востока – очевидно, очевидны и его древние этно-географические и экономические границы.


2. Для более поздних времен генетическое родство и активные хотя и своеобразные, на сегодняшний взгляд, связи времен до XV в. дали то, что уже было названо «историческим регионом», «регионом сходства», в отличие от «регионов связей». Впрочем, одно не исключает другого.


3. Сейчас можно уже утверждать, что внешние воздействия не изменили основных социокультурных и экономических черт региона, во всяком случае его неурбанизированной в настоящее время части. Этого не сделало ни культурное влияние Индии в первые века н.э., общее для всей ЮВА, ни политическое влияние колониализма в XIX – XX вв., тоже практически общее, ни экономическое влияние китайского капитала в XX в.


4. То, что отличало ЮВА в древности и в средние века, отличает ее и сейчас, «регион сходства» – очевиден. Но чтобы стать им, надо было когда-то быть «регионом связей». Когда это было и как выглядело?


5. Было это давно и в течение долгого времени; начав складываться в доклассовых обществах, это единство, «аустрическое единство», сохранялось веками в классовом обществе, выработав адекватные политические формы – полиэтнические империи. Неверно считать, что после XV в. начался процесс распада региона, ослабление внутрирегиональных связей. Колониализм разрушил сходство народов ЮВА не в большей, а, пожалуй, в меньшей степени, чем ислам в период своего политического господства в окраинных областях Европы.


6. Желательно обратить внимание на три аспекта, два из которых – из области причин, а один из области следствий.


Первые два:
I. Субстратная этническая, языковая, экономическая близость двух во многом схожих этно-лингвистических общностей – аустрической и аустронезийской – размывалась лишь постепенно. Она уже бесспорно существовала в I тыс. до н.э.


II. Регулярные культурные, экономические, военные, языковые контакты уже на классовом уровне; вхождение в единые конфессиональные и культурные «блоки». Это шло с начала I тыс. н.э. и далее.
Политическим оформлением повышенной контактности этносов того времени стали полиэтнические империи начала I – середины II тыс. н.э., в рамках которых и между которыми контакты были чрезвычайно интенсивными, если говорить о долинных рисоводческих районах и расположенных там городах. Эти империи: Бапном, Шривиджайя, Камбуджадеша, Паган, Сингасари, Маджапахит, Дайвьет (позднее империи молодых» народов ЮВА – Ава и Аютия – типологически несколько иные). Именно эти империи, с ярко выраженными небольшими «ядрами» со сложной экономикой и культурой, где элитарная культура еще была слабо окрашена этнически (по сравнению с моноэтническими государствами XVI – XX вв.) – стали той политической формой, которая унифицировала ЮВА. В рамках империй, в ходе периодических захватов одних «ядер» другими, смещений этносов, культур, социальных структур, религий, в течение столетий контроля одних этносов над другими – и сформировался тот этно-культурный континуум, противостоящие точки которого порой ясно различимы, но границы между которыми провести трудно, если иметь в виду рассматриваемые здесь столетия. Причем список этих контактов и их следствий постоянно расширяется исследователями.


Периодизация

Этапы Яванцы Кхмеры Вьеты Чамы Бирманцы Моны
Раннеклассовое общество IV-нач.VIII в. II-VII/VIII вв. III до н.э.-X в. н.э. I-пер. пол. VIII в. VIII – нач. XI вв. II- ок. VIII вв.
ранний и развитый феодализм 1-й этап 1-я эпоха сер.VIII-пер.четв. X в. VII/VIII-X в. XI-пер.пол XIII в. втор.пол VIII-X в. сер.XI-нач.XIII в. ок. IX-XIII в.
2-я большая эпоха втор.пол. X-XV в. нач. XI-cер. XIV в. сер.XIII-XV в. XI-XV вв. сер XIII-сер.XV в. ок. XIV-XVI в.
2-й этап XVI-XIX в. втор.пол. XIV-XX в. XVI-XVIII в. XVI-XX в. втор.пол. XV-XX в. ок. XVII-XX в.
Восточный феодализм поздний XIX-XX в.

7. Обратимся к области следствий. Субстратное единство, в том числе и в сфере духовной культуры и регулярный обмен «людьми и идеями», привел к тому, что «в имперский период» развитие социально-культурных «ядер» у всех крупных народов ЮВА прошло два обязательных этапа развития в рамках системы, приближенно называемой «азиатским феодализмом». (Предшествующие ему раннеклассовые общества ЮВА здесь не рассматриваются). Для обоих этапов характерна та или иная форма верховной собственности государства на землю, но если на первом этапе господствовали публичноправовые нормы на всех уровнях (частично – и на деревенском), то на втором они уступили место обычному праву как в отношениях внутри деревни, так и в отношениях между деревней и большей частью светских частных владельцев и духовенства. На самом же «верху» сохранились, где об этом автор может судить, публичноправовые отношения, часто в достаточно ослабленном виде.


Эти два этапа прошли все земледельческие крупные «старые» народы ЮВА.


Первый этап, этап господства публичноправовых отношений, делится на две большие эпохи; соответственно первую и вторую.


Для первой характерна публичноправовая регламентация доходов при меньшем интересе к контролю за землевладением и землепользованием.


В частности, для первой большой эпохи характерен интерес к точным размерам участка, месту нахождения полей, их границам, числу и видам скота, численности и типу зависимости несвободных крестьян и проч. (Отметим, что во внутридеревенских документах, насколько они доступны автору, эти детали сохранялись все время, но в том то и дело, что государство эти детали интересовали и им фиксировались в официальных документах «наддеревенского» уровня только в определенный период).


Для второй же большой эпохи характерен интерес к коллективам землевладельцев (и прежде всего – к деревне; причем не в прямой зависимости от силы общины в ней) и доходам (налогам и проч.) с них. При этом постепенно слабел государственный контроль вообще за делами деревни, подготовлялся переход ко второму этапу, в рамках которого в государственных документах оговаривалось все меньше и меньше деталей; тем самым они уже не фигурировали в гарантированном государством документе на вечном материале. Все большее число явлений предполагалось само собой разумеющимся, то есть регулирующимися общинным правом.
Все эти процессы достаточно сложны; имеющиеся отличия прежде всего обусловливались силой общинной организации в деревне, степень которой была очень разной в ЮВА уже тогда, а также малоземельем или многоземельем.


Опубликовано в сборнике «Становление региона: интеграционные процессы в Юго-Восточной Азии». М., 1989, с.64–67


 
Файлов нет. [Показать файлы/форму]
Комментариев нет. [Показать комментарии/форму]