Вход:  Пароль:  
EAstudies.ru: Публикации/ДаоДэЦзин ...
Home Page | Каталог | Изменения | НовыеКомментарии | Пользователи | Регистрация |

Вступительное слово Д. В. Деопика


Почти все переводчики литературных восточных текстов восточных языков не знали – это норма. Не знали и «соседних» языков народов Востока, а о вере и культуре народа, из которого вышел тот или иной текст, имели «общеинтеллигентское» (советское) представление (т.е., как правило, хуже, чем никакого). Кроме того, все, с разной степенью обоснованности, руководствовались правом «авторского прочтения», порой уходя не только от формы, но и от смысла переводимого текста. Но есть и исключения: для вьетнамских текстов это М. Н. Ткачев, А. В. Никитин, для японских – Долин. В китаистике таких имен можно назвать больше. В основном, это выпускники ИВЯ – ИСАА, а также восточного отделения филологического факультета Санкт-Петербургского Университета. Но, кроме знания языка, нужно еще и профессиональное (!) знание особенностей культуры дальневосточной страны. Возможно создание настоящих переводов и при отсутствии указанных знаний, но только в том случае, если автор – Ахматова.


Автор данного переложения тоже воспользовался правом авторского прочтения, но, в основном, в части расширения или сокращения объема соответствующих параграфов. Он достаточно хорошо знает вьетнамский язык, изучает вэньянь и знает то, какие проблемы возникают у «переводчиков с иероглифов». Ведь виды вариантов перевода иероглифа разнообразны.


Важно, что основные знания автора – о Вьетнаме, стране китайского культурного ареала, как Корея и Япония, стране, среди религий которой, как и в Китае, уже две тысячи лет даосизм исповедуется наряду с буддизмом и конфуцианством (система трех религий; вьет. – там дао; кит. – сань цзяо), т.е. представление о даосизме у него не как у литератора, а как у специалиста по стране, где эта религия существует уже веками.


Но самое главное, что «Дао Дэ Цзин», главную книгу даосизма, аналог христианского Писания, перевел верующий человек, причем воцерковленный, знающий, что такое рассказ о вере, об общении с божественным. Он рассказал как он видит другую религию, в данном случае – даосизм. Важность этого понятна автору данного вступления, тоже воцерковленному человеку, регулярно читающему христианские тексты и, одновременно, читающему переводы сакральных текстов основных религий различных народов Востока, в том числе тексты вьетнамских даосов и близких к ним тхиен буддистов (кит. – чань буддизм). Автору переложения не нужно объяснять те внутренние и внешние формы, которые присущи основополагающим текстам религий, т.е. о том, о чем сегодняшнее, да и предыдущее поколение наших людей знает достаточно мало, что, во многом и определяет определенную недостаточность русских переводов с вэньяня.


Для классической российской китаистики характерен пример Алексеева, переводчика небрежного, но человека верующего, отличавшего религиозные тексты о того, что применительно к Китаю принято именовать «философскими текстами». После него пришло поколение людей выросших в Российской Империи, тех, кто верил в детстве (например, Штукин). Выросшие при советской власти, нерелигиозные и почти ничего не читавшие из богословия, многие из неправославной среды люди – это уже следующее поколение людей, в основном неверующих, а, точнее, религиозно индифферентных. Они многое не считали нужным «переводить с языка одной веры на язык другой». А без этого – что можно понять в вере? В своей религиозной традиции трудно и многократно трудней в чужой, тем более, если таковые задачи не ставятся. Причем, чем дальше, тем больше чувствуется, что таких переводов нет не от страха (хотя и его в свое время хватало), а от отсутствия потребности в наличии перевода «из веры в веру». Речь в данном случае идет не столько о переводе положений одной религии с использованием понятийного аппарата другой (тут неизбежны неточности, с которыми не всегда можно бороться), сколько понимание переводчиком и читателем перевода того, что перед ними – рассказ о вере. В противном случае, перевод текста, посвященного чужой вере будет в значительной мере искажением.


Автор данного переложения дал не только концептуальное изложение текста, но и свое понимание даосизма. Поэтому им расширено (не многое, но важное) за счет знания о том, что такое даосизм. Местами им многое отброшено целыми фразами, а порой сразу и по – несколько фраз, что, впрочем, делается редко. Это можно считать недостатком, но мне кажется, что такая концепция лучше, чем почти полная отсебятина, нередкая при переводах «восточных стихов». Автор переложения отсекает либо начало, либо конец параграфа, посвященного той или иной мысли, сама мысль, при этом, сохраняется, но предстает более простой. Мне кажется стоило попробовать такой подход к тексту, который во многом исходно «непонятен», т.к. рассчитан на индивидуальное, глубоко личностное, религиозное восприятие. Особенно это касается даосских и чань-буддийских текстов. В данном случае необходимо помнить, что такие тексты повествуют о том, что находится за пределами этого, материально-чувственного мира, что изначально не может быть описано языком этого мира.


Чрезвычайно важным является так же и то, что, создавая текст переложения, автор опирался на практически близкий к идеалу подстрочный перевод «Дао Дэ Цзина» на русский язык, сделанный известным российским ученым Ян Хин Шуном, как личность сформировавшимся в Китае, но десятилетиями жившим в нашей стране, гражданином которой он был. Ян Хин Шун – образованный китаец, а это не характеристика человека, а прямая принадлежность к социальному слою и тем самым он – не даос. Беседы с даосом в данном случае явно не хватало, но хочется надеяться, что они у автора еще будут (да и у автора предисловия тоже).


Интересно отметить, что люди не востоковедного образования, читавшие и перевод Ян Хин Шуна, и переложения Андрея Волынского, говорили, что даосизм по переложению стал им понятней, чем по переводу. Видимо, перевод, сделанный носителем той культуры, из которой происходит тот или иной текст, но долго жившим в России и знавшим русский язык – это, хотя и малая, но ценная часть наших знаний о Востоке. Однако, как представляется, самое продуктивное – это переложение на основе таких переводов, сделанный носителем русской культуры.


Профессор Московского Университета
Д. В. Деопик
07. IX. 2009.
Москва.


Андрей Волынский

Дао Дэ Цзин


1. Пройти сквозь крепко
Закрытую дверь,
Выйти за пределы
Каменных стен
За пределы страстей,
За пределы имен,
За пределы вещей,
Носящих песчинки
Распыленных названий,
Выйти за пределы того,
Где есть окаменелость имен,
Открыть и пройти
Сквозь закрытую дверь,
Выйти в чудесного мир,
Где начало неба,
Начало земли,
Увидеть безымянное Имя,
Которое есть и не – есть,
Увидеть бесконечность тайны
Чудесного дао,
Утратить дар речи,
Освободиться от человеческих слов,
От конечности форм
Каменных глыб,
Пройти сквозь тесную дверь,
Утратить слова,
Забыть имена,
Перед единым Именем,
Увидеть которое –
– познать и не выразить.


2. Узнать, что добро – есть добро,
Тогда узнать, что где-то
Закралось и зло,
Увидеть, как что-то прекрасно,
понять как безобразно
может быть что-то.
Познать как из противоречий
слагается мир,
приходя в непрерывность движения,
увидеть – бытие и небытие
порождают друг друга
словно прошедшее с будущим,
которые рождают друг друга
в обход настоящего,
которого нет,
а есть только
воды движения,
когда из различия звуков
рождается гармония музыки,
познать – и отречься
от самого себя,
совершая дела,
предпочитать недеяние,
создавая – не обладать,
завершая – не видеть конца,
отречься себя,
забыть про конечное имя
своего «Я»,
не мешать непрерывности,
не мешать бесконечности,
быть как вода.


3. Подарить своим подданным
Недеяния радость,
Ослабить их волю,
Сделав сердце пустым,
Освободив от страсти и знаний,
Наполнить желудки,
Чтобы сердца не метались
От голода,
Подарить недеяние –
Чтобы не приходила беда.


4. Пусто и неведомо,
О, глубочайшее дао!
О, праотец всех вещей!
Ты пусто и неведомо,
Лишь только
притупить и умерить,
тогда возможно будет
увидеть будто ты есть,
о, бесконечное дао,
что своею незримостью
сокрыто от остановившихся глаз,
что ослепли и
видят лишь только
глыбы камней,
так глупо лежащих
в бесконечном движении,
что бурлит и шепчет невнятно,
о, глубочайшее дао,
как же познать
остановившимся словом
твою нескончаемую жизнь?..


5. Земля и небо –
В них бесконечная мудрость,
Земля и небо –
Не мешают,
Не действуют,
Дают жить существам
Своей собственной жизнью,
Они не действуют
Потому, что бесконечно мудры,
Посмотреть и увидеть –
Своим усиленным действием,
Как на кузнечном меху,
Чем сильнее ты жмешь,
Тем более выдувается ветер,
Такой опустошающий ветер,
Порождение действия,
Взглянуть на землю и небо –
Они бесконечно мудры –
И ветра в них нет,
Только жизнь пустоты,
Которая есть полнота,
Незримо стоящая у истоков
Жизни реки.


6.Подобно нескончаемой нити
Проходит дао невидимо,
Сквозь пространство и время,
Проходит дао,
Бесконечное дао,
Врата рождения,
Неисчерпаемость действия.


7. Познать долговечность
Небес и земли,
Которые не цепляются
За самих себя,
И лишь поэтому есть,
Познать бесконечность пути,
Пренебречь собственной жизнью,
Не делать из «Я»
Камень страстей,
Не завершать «Я»
На собственном имени,
Слить свое «Я»
С потоком реки,
Текущей из глубин
Источника дао,
Стать как единое целое
С таинственным дао,
Пренебречь личным –
Найти свою личность,
Которая там,
Где чудесное дао.


8. Как вода – добродетель,
Что так высока,
Как вода – добродетель,
Которая там, где
Никто не хотел бы
Обустроить свой дом,
Как вода – добродетель,
От которой есть польза
Для всего, что есть на земле,
Которая не борется
Даже с пылинкой,
Как вода – добродетель,
Добродетель – как дао,
Которое извечно
И непознаваемо верно,
Как вода – добродетель,
Которая не совершает ошибок,
Потому, что не борется
Ни с одной из вещей,
Добродетель, чье сердце
Не мешает теченью
побуждений души,
которой не видно,
которой не слышно,
а она все же есть,
как бессловное дао
внутри человека,
слова которой
не многоречивы,
а искренно тихи,
добродетель – как дао,
дао – как будто вода.


9. Познать небесное дао,
Через то, что услышать
Его повеление,
Его вечный закон,
Слышимый чуткому уху,
Через толщу веков,
Через хаос звучаний
Человеческих слов,
Познать небесное дао,
Через то, чтобы
ничего не наполнить,
не бороться с вещами
ударами острого лезвия,
чтобы потом не пришлось
его снова точить,
познать небесное дао,
через то, чтобы
не уничтожать сущее
своих действий
кинутым камнем.


10. Создавать и воспитывать
Взывать вещи к жизни,
Создавать – и не видеть,
Создавать – и, не называя словом,
Не обладать,
Приводить в движение,
Не прилагая усилий,
Как будто вода, которая
Течением своего недеяния
Приводит в движение
Огромную мельницу,
Руководить – и не быть властелином,
Это есть то, что названо
Дэ глубочайшим.


11. Глядеть, как умелые руки
Из глины
Стенки сосуда творят,
Следить как строитель
Из каменных блоков
стены возводит,
смотреть и следить
как умелостью действий
вещи рождаются,
а важно только лишь то,
что внутри,
а внутри – пустота,
которая нужнее сосудов и стен,
но без них ее нет,
познавать, что все,
что есть сущее,
важно своей пустотой,
полезно лишь тем,
что дает возможность
быть пустоте.


12. Желтый и красный,
Синий и белый,
Черный и желтый цвета,
И вьются, и вьются
Перед глазами
Лентами шелка,
Что своим ветром цветов
Застилают глаза,
А уши наполнены беспорядками
Веселой музыки звуков,
И во рту так сладко, так горько,
Так солено и остро,
И сердце волнуется,
Как будто от быстрой езды,
И вихрь драгоценностей
Заставляет мысли теряться,
Готовя к тому,
Чтоб совершить преступление,
О, ужас, о, ужас,
О, сердце, душа,
Откажитесь от последнего,
Ограничьтесь же первым.


13. Слава – позор:
Такая тесная связь
Единой природы,
Природы страха,
С которым слава приходит,
С которым она и уходит,
Бежит, словно пес,
От позора,
И как велико
то несчастье,
когда дорожишь
собою самим,
когда страх
славы с позором,
обступает
с обеих сторон,
и уже не в силах
среди людей
находиться,
покусан страхом
с обеих боков.
И какое же
счастье тогда
не дорожить
своей оболочкой
не дорожить
собою самим.


14. Смотрю, ищу повсюду глазами -
И не дано мне увидеть,
Выхожу навстречу –
И лица его нет,
Иду за ним следом –
И не вижу спины,
Пытаюсь услышать
Хоть слово –
А ничего этого нет,
Пытаюсь понять,
Пытаюсь схватить,
А оно от рук ускользает,
И невозможно достичь,
И невозможно познать,
А оно существует,
Где-то рядом,
Везде и нигде,
Бесконечной льется рекою,
Переливаясь из небытия
В бытие и назад,
Льется рекою,
Да так, что
не запомнить глазами
и не услышать ушами,
это Слово без слов,
эту Форму без форм,
этот образ без существа.


15. Были люди когда-то,
Они умели мельчайшее знать,
Ходили повсюду как будто бы гости,
Ступали ногами как будто по льду,
Который вот-вот талой водой ускользнет.
Были люди когда-то,
Которые соблюдали спокойствие,
Умели из грязного
Чистое сделать,
И не желали многого,
Ибо соблюдали дао,
Спокойствием жизни содействовали,
Были люди,
Когда-то…


16. Как будто водный поток
К источнику вод
Стремятся вещи к началу

своего бытия,

чтоб обрести бесконечность
своей сущности собственной,
обрести вечность чтоб
формы без форм,
пройдя сквозь
тесные двери
временной формы,
которою видят глаза,
но которой в сущности нет,
а человеку остается
лишь созерцать
этот бесконечный поток,
в котором вещи и жизнь
без конца, одна за другой
подобно траве,
подобно цветам,
зарождаются, цветут, исчезают,
и человек это не остановит,
он может только смотреть,
взглядом сливаясь
с этим потоком,
сам устремляясь к началу
своего бытия,
сам отвергаясь
своей временной формы,
носящей имя
от рождения данное.


17. Лучший правитель тот,
Кто вдумчив в деяниях
И сдержан в словах
Лучший правитель тот,
Кто успешен в делах,
Совершаемых в естественности,
Как будто и вовсе
Не существующих,
Лучший правитель тот,
О котором народ знает
Лишь только то,
Что он существует,
Не видя в течении
Своей собственной жизни
Результатов его слов и деяний,
Хотя они, все же, есть.


18. Когда из мира
Человеческой жизни
Устраняют великое дао,
Которое улетает бесследно,
Словно птица,
Вспугнутая камнем
Системы ритуалов,
Тогда рушится мир,
Который более
Ни на чем не стоит,
Тогда в государстве
Вдруг нужно,
Чтоб появились
Справедливость
И верные слуги,
Тогда государству
Вдруг нужно
построить себя
только на том,
что сказано
словом людским.


19. Три вещи,
От которых
Только лишь
Горе да зло,
Суть которых –
Единый источник –
Отсутствие знаний,
Три вещи,
Которые приносят
С собою беду,
И так часто приходят,
И вместе, и порознь
так скрыто и тайно,
Что никто не заметит,
Под ворохом одежд
Из красивых слов,
И эти три вещи,
Они так многогранно
Живут -
Ученость, да хитрость,
Мудрствование,
Да справедливость с наживой,
И эти три вещи –
Их так легко уничтожить,
Освободившись
от пустоты глупых
желаний,
освободившись
от страсти
и обретя великую
знания мудрость.


20. Как хаотичен мир,
В котором люди
Все ходят куда-то,
Пляшут радостно,
Как будто встречают весну,
Плещут повсюду
Желания брызгами,
Повсюду способности.
Проявляют пытливо.
А я – как будто
Младенец,
Не родившийся в мир,
И все куда-то несусь,
И нет мне места нигде,
А сердце пусто,
Пребывает во мраке,
Где нет ни желаний,
Ни хотений, ни страсти,
И все несусь, и несусь,
Куда и не знаю,
Вижу лишь только
как расколот мир
пробежавшей по нему полосой,
разбившей его
на беспорядок кусочков,
прошедшей по миру
как линия пропасти
между злом и добром.


21. Было перед веками
И проходит сквозь
Толщу веков
Не определенное словом
Туманом сокрытое Имя,
Бестелесного дао,
В тумане которого
Содержатся образы,
В тумане которого
Сокрыты от
Познания слов
Тончайшие вещи,
У которых нет имен,
Но есть абсолют
Достоверности,
И познать эти вещи
Можно только
Следуя дао,
В котором туман,
В котором нет
Больше слов,
В котором только
Непознаваемо – поглощающее,
Непознаваемо – ощущаемое дао.


22. И ущербное, и уродливое
Станет прекрасным,
И кривое станет прямым,
И пустое наполнится,
И старое сменится новым -
Таков единственный,
Истинный путь,
Ведущий к малому,
А приводящий к великому.


23. Быстрый ветер
Не продержится долго,
Сильный дождь
Не прольется
Весь день,
И даже небо с землею
Не могут свершить
что-либо надолго,
тем более этого
человек одинокий,
у которого нет ничего,
которому нужно
следовать дао,
и служить только ему,
тогда быть
тождественным дао,
непрестанно обретая его,
не сомневаться,
не порождать неверие,
чтобы не утратить дао,
чтобы не потерять
его сущность,
чтобы не стать самому
как потеря.


24. Кто стоит на цыпочках –
Тот упадет,
Кто идет большими шагами –
Тот не дойдет,
Кто первым ударит –
Тот не достигнет победы,
Кто поддается
Лишним желаниям –
Тот живет бесполезно,
Кто живет бесполезно –
Тот не следует дао,
Кто не следует дао –
Того ненавидят
все существа.


25. Не знать ее имени,
Лишь видеть
И ощущать,
Родившуюся в хаосе
Прежде неба
И прежде земли,
Беззвучную, безымянную,
Лишенную форм,
Произвольно обозначить ее
Иероглифом дао,
Дать ей ничтожное имя –
Великое,
И это великое
В бесконечном движении,
Никогда не достигает
Предела,
Но всегда утекает
К истоку,
И так все время,
Всегда,
От начала неба,
От начала земли,
Великое дао,
Которое никто
Не может увидеть,
Повсюду действует
И не имеет преград,
Живет в
Постоянном движении,
Следуя себе самому.


26. Тяжелое есть основа
Для легкого,
Покой – то главное,
Что составляет движение,
Это познать
Как непреложный закон,
Через который дао
Открывает себя,
Следовать этому
И проходить
Свой жизненный путь
Как тот человек,
Что шагает весь день,
Не отходя от телеги
С тяжелым грузом,
Как тот человек,
Что шагает весь день
Так легко и спокойно,
Не оставляя следов
На мокрой дороге,
Лишь потому,
что своему легкому шагу
нашел опору в тяжелом.


27. Уметь закрывать двери
Без ключа, без замка,
Да так, что никто не откроет,
Уметь создавать узлы,
Не имея веревки,
Да так, что никто не развяжет,
Уметь говорить,
Не используя слов,
Да так, что каждый услышит,
Уметь знать тончайшее,
Уметь постоянно
спасать людей,
вытаскивать их
из пучины слепоты
и незнания,
да так, что каждый прозреет.


28. Быть как горный ручей,
Который льется,
Течет и журчит,
Открыто и тайно,
Тайно и явно,
Своей слабостью силы,
Покоем движения
Рушит и точит
Могучие камни,
Быть как младенец,
Чьи кости
И мысли легки,
Быть как тот,
Кто не забывает
О будничном
Во время праздника,
Быть как тот,
Кто знает
Свою славу и храбрость,
А сохраняет
Безвестность и скромность,
Все это значит –
Добиваться успеха.


29. Время течет,
Время в движении,
С собою
Уносит – приносит
Все сущее,
И одни уходят,
А другие приходят,
Распускаются бутоны,
Пока цветы засыхают,
Одно укрепляется,
Пока другое слабеет,
Одно создается,
А исчезает другое –
Это время идет,
Это время течет,
Уносит – приносит,
Приводит в движение мир,
В котором силой уже
Ничего не схватить
И рукою не выхватить,
В котором лишь только
Незримый покой,
Сокрытый в
непрестанном движении.


30. Мудрый полководец –
он вынужден водить
войска за победой,
и он побеждает,
но не берет победы,
обретая славу,
не прославляется,
он побеждает,
не нападая,
потому, что
его вынуждают,
он побеждает,
но не перестает
понимать, что его победой
не покорить страну,
а доступно только
принести голодные годы.


31. Хорошее войско
Порождает несчастье,
Где проходит оно
Опустошающим вихрем-
Оставляют копыта
Колючки да терния,
Оно приносит
Убийства,
Оно приносит
Насилие,
На его спинах
Приходит беда,
Поэтому когда
Оно домой возвращается,
Неся с собою победу,
Должно его встречать
Похоронной процессией.


32. Вечное, безымянное дао,
Оно ничтожно,
Оно и велико,
Оно ничтожно настолько,
Что никакой силой
Его не схватить,
Оно велико настолько,
Что никакому могуществу
Не покорится оно,
Оно велико и тонко,
И когда оно в мире –
Небо с землею
Обретают гармонию,
Все сущее как ручейки
Сливается в реку
И устремляется к дао,
И наступает счастье,
И наступает покой,
Пока ничтожное дао
Среди огромного мира.


33. Знать себя,
Значит,
быть просвещенным,
побеждать себя,
значит,
обладать высшим могуществом,
действовать с упорством,
значит,
обладать силой воли,
не терять свою сущность,
значит,
быть долговечным,
умереть
и не оказаться
забытым,
значит,
бессмертным быть.


34. Великое дао,
оно ничтожно,
потому, что не
имеет желаний,
ничтожное дао,
оно велико,
потому, что не
считает великим себя,
незримое дао,
оно повсюду,
спереди, сзади,
и слева, и справа,
сверху и снизу,
повсюду, везде,
им все рождается,
им все живет,
вещи, что обломками
разбросаны в мире,
обретают смысла порядок,
движимы дао,
текут в свой исток,
текут к источнику дао,
которое незримо
присутствует
повсюду, везде.


35. Дао безвкусно и пресно,
Его не услышать,
Его не увидеть,
Не потрогать руками,
Его как будто бы нет,
А если и есть,
То оно никакое,
Все равно, что и нет,
Но оно неисчерпаемо,
Бесконечное благо
Бесконечного дао,
Что приносит
Мир и спокойствие
Где так много
Звуков и образов,
Так много
Различнейших вкусов,
От которых
Лишь хаос да смута,
От которых лишь только беда.


36. Глубочайшая истина,
Непреложный закон:
Мягкое, слабое
Всегда одержит победу
Над твердым и сильным,
Потому, что можно сжать
Только то, что расширено,
Ослабить лишь укрепленное,
Переломить только то, что твердо,
То, что не может погнуться,
Это глубочайшая истина,
И тот, кто познает ее,
Тот поплывет
В реках жизни,
Не зная препятствий.


37. Дао как бытие,
Что бесконечно простое,
Не обладает именем,
Не действуя – действует,
Приводя своей безымянностью
Имена всех вещей
В бесконечность движения,
Не желая быть,
Приносит повсюду покой,
Не желая быть,
Создает бытие.


38. Дэ появляется,
Когда утрачено дао,
Человеколюбие приходит,
Когда утрачено дэ,
Справедливость приходит,
Когда и человеколюбия нет,
Когда справедливость уходит,
тогда приходит ритуал –
так шаг за шагом
люди лишаются
недеяния радости,
так шаг за шагом
смута крадется.


39. Достичь единства,
Значит, познать,
Что низкое есть
Основа высокому,
Достичь единства,
Значит,
Подобному небу стать,
Которое вечно чисто
В своем бесконечном покое,
Достичь единства,
Значит, быть мудрым,
Значит, быть образцом
в этом мире.


40. Такая вечная слабость
В бесконечном движении,
Когда все исчезает,
Превращаясь в
Свой антипод,
Когда имена исчезают,
Превращаясь в антонимы,
Когда рождается все
В бытии,
Которое берется
Из небытия,
И это все дао,
Бесконечное действие
Этого ничтожного дао,
Которым движется мир.


41. Познавать великое дао,
Которое словно звук,
Который нельзя услышать,
Словно великий образ,
О котором нельзя сказать,
Познавать великое дао –
И подвергаться насмешке,
Ибо быть похожим
На бегущего
От знаний невежду,
Познавать великое дао,
Его добродетель,
Которая словно бы
Ее недостаток,
Говорить правду и истину,
Которая похожа
На отсутствие правды,
Познавать великое дао,
Его в жизнь воплощать,
И быть презираемым,
Но все равно познавать,
Этот единственный путь,
Незримый, неслышимый,
Безумный для мира
Истинный путь.


42. Дао родило хаос,
В хаосе противоположности
Начали быть,
Из которых
Сложилась гармония,
Из которой возникли
Небо с землею,
Из которой родился
И человек,
В этом бесконечная
Сущность
Непознаваемого дао –
Рождая хаос,
Рождать гармонию.


43. Как велико благо
От недеяния,
Когда небытие
Проникает
Везде и всюду,
Когда учат,
Не прибегая
К словам,
Когда не действуя
Действуют,
Когда слабое
Держит победу
Над сильным,
Когда ничтожное дао,
Словно воды
полноводной реки,
разливается всюду,
заполняя весь мир
своей пустотой,
как велико
благо тогда,
так велика
радость тогда.


44. Приобретение и потеря –
Две противоположности,
Они рядом все время,
И кто много приобретает,
Бережет в сундуках,
Тот потеряет много,
Упадет в неудачу,
Уйти от этого
Можно лишь только
Зная придел,
Зная, что жизнь
Ближе, дороже,
Чем богатства и слава,
Но жизнью не надо
Никак дорожить,
Лишь плыть спокойно
В водах всеизменения,
В водах покоя,
Обретая долговечность,
Обретая дао.


45. Абсолютное совершенство,
Как будто изъян,
Но оно неизменно,
Абсолют полноты,
Как будто
Абсолют пустоты,
Но неисчерпаем он,
Как глубинный источник,
Великая истина
Как великая глупость,
Великое действие,
Как отсутствие действий,
Но оно создает
Порядок в мире,
Великое дао
Как отсутствие
Сущего,
Но оно есть источник
Для всего, что
Есть сущее.


46. Как огромно несчастье
Не знать границ
Своему вороху страсти,
Как опасно стремиться
К богатствам и славе,
Ибо когда
Приходит все это,
Тогда уходит
Дао благое,
Гонимое бегом
Пустых желаний,
И тогда великим счастьем
Начинает казаться
Умение ограничиваться
Тем, что есть.


47. Познавать мир,
Не бегая
Между вещами,
Познавать дао,
Не читая трактатов,
Проникать в
Сущность вещей,
Не видя их формы,
Не действуя,
Действовать,
Добиваясь успеха,
Жить полнотой бытия,
Не цепляясь
За временность имени,
Жить, зная дао.


48. Как вода
Камень точит
День изо дня,
Уменьшать желания,
Приходить к недеянию,
Для которого
Нет ничего,
Чего бы оно
Не сделало,
Как вода камень точит,
Так ручейком
Пробиваться сквозь глыбы
Своих человеческих слов
К источнику дао,
С которым сливаться
И только тогда
Обретать целый мир,
Им не владея.


49. Не иметь своего
Постоянного сердца,
Не цепляться мыслями
За его конечную сущность,
Искать, находить
Свое сердце
В сердцах других,
Делать добро
Не только добрым,
Быть верным
Даже с неискренним,
Так достигать до добра,
Обретать полную искренность,
Так приносить
Спокойствие в мир.


50. Рождение, смерть
Идут друг за другом,
Слагая из этого движения
Жизнь,
Кто-то не выдерживает,
Рука разжимается,
Которой цеплялся за жизнь,
Срывается, падает
И умирает,
А живет лишь тот,
Для кого отсутствует смерть,
Кто за жизнь не цепляется,
Идет по земле,
Для которого
Рождение, смерть –
Противоречивые
Слагаемые гармонии жизни,
Для которого жизнь –
Это река
Бесконечного дао,
Которого нет.


51. Создавать, не владея
Тем, что ты создал,
Творить, не хвалясь,
Красотою творения,
Руководить, не отдавая
Приказов –
Это и есть
Дэ глубочайшее.


52. Постигнуть начало,
Которое мать
Всему, что есть сущее
Постигнуть единство начала,
Тогда постигнуть
Множественность вещей,
Которые вышли
Из единства начала,
Постигнуть множественность,
Тогда вызвать в памяти
Безграничность начала,
И так все время,
Всю жизнь,
Познавать мир по кругу
От начала к концу
И к началу,
И только так
Достигать постоянства.


53. Знание есть
Большая дорога,
Которая ровна и пряма,
Которая имеет
Конец и начало,
Незнание есть
Блуждание по
Узеньким тропкам,
Которые без начала
И без конца,
У которых нет смысла,
Ибо они не знают
О цели,
У которых нет дао,
Ибо дао –
Дорога, что
Ровна и пряма,
Но она ничтожна,
невидима,
сокрыта от глаз,
за ворохом тропок,
по которым люди
в своей слепоте
любят ходить.


54. Кто умеет крепко стоять,
Того никому
Не дано опрокинуть,
Кто умеет опору найти,
Того невозможно свалить,
Кто имеет добродетель
Внутри себя самого,
Того никто
Не сумеет столкнуть,
Кто совершенствует
Дао в себе,
Тот обретает опору
Своей добродетели,
Кто имеет дао в себе,
Того не подвинуть
С пути добродетели.


55. Кто имеет в себе
Совершенное дэ,
Тот больше похож
На новорожденного,
Его не коснется
Никакая беда,
Он мягок и слаб,
Но крепче,
Чем сильный,
Держится дао,
Он чуток,
Он бессловно кричит
Целый день
и голос его неизменен,
он гармоничен,
он постоянен,
бесконечно мудр,
он соблюдает дао,
поэтому он существует,
и это все тот,
кто имеет в себе
совершенное дэ.


56. Понять, что тот, кто знает –
Не говорит, а говорит
Только тот, кто не знает,
Выйти за пределы
Хаоса слов,
У которых блеск знаний,
А знаний в них нет,
Выйти из
Иллюзии знаний,
Выйти за пределы
«Я» своего –
Тогда вернуться
К себе
И стать
Как пылинка,
Стать как пылинка,
Тогда стать глубочайшим,
Стать глубочайшим,
Тогда навеки лишиться
Знания слов,
В которых нет знания
О глубочайшем.


57. Когда в стране
Много законов,
Тогда в стране
Много преступников,
Когда в стране
Много запретов,
Тогда народ начинает
Постепенно беднеть,
Поэтому мудрый
Страной управляет
Через тишину недеяния,
Давая народу возможность
Самому себя изменять,
Позволяя народу
Жить своей жизнью,
Отсутствием своих
Действий и страсти
Позволяя народу
Быть простодушным.


58. Человек запутан
В хаосе заблуждений,
Мечется между
Именами, вещами,
И не может понять,
Когда добро
Обращается злом,
А зло вдруг
Предстает как добро,
Когда несчастье –
Это опора для счастья,
А в счастье
Заключено несчастье,
Этот хаос
Не понять человеку,
Поэтому мудрый
Уходит от этого
Далеким путем,
Обходит хаос вещей
Спокойной дорогой,
Дорогой, в которой
Путь недеяния,
Путь гармонии дао.


59. Вечно существующее дао –
Оно долговечно,
Оно глубоко,
Оно все совершает,
Тот кто служит
Этому вечному дао,
Тот идет
По пути воздержания,
Тот совершенствует дэ,
Достигает
всепобеждающей силы,
которая неисчерпаема,
подобно дао,
кто служит дао,
тот достигает дао,
кто служит дао,
тот неисчерпаем
в жизни.


60. Управляющему государством
Нужно обладать спокойствием,
Нужно владеть осторожностью,
Необходимо следовать дао,
Тогда злые духи
Не смогут народу вредить,
Тогда совершенномудрые
Не смогут вред нанести,
Тогда дэ и тех и других
Сольются друг с другом,
Тогда государство
Достигнет гармонии.


61. Великому полагается
Ставить себя ниже
Того, где находится низкое,
Низкому нужно оставаться там,
Где оно существует,
Только подобным путем
Доступно войны избежать,
Только этим путем
Можно достигнуть спокойствия,
Достигнуть покоя.


62. Дао есть
Основа глубокая
Для всего того,
Что существует,
Оно проникает
Повсюду,
Оно сокровище
Добрым,
Защита тем,
Кто оступился
В неправедность,
Оно их прощает,
Не покидает их,
И это потому,
Что оно глубоко,
Потому, что
Оно есть
Сама жизнь,
В которой
зло и добро
существуют рядом.


63. Великое – это малое,
Из которого оно состоит,
Трудное – это легкое,
Из которого оно образуется,
Поэтому преодоление трудного
Начинается с легкого,
И в легком все время
Ожидается трудное,
Поэтому мудрый
Не творя великое
Совершает его.


64. Кто действует –
Тот неудачу встречает,
Кто чем-либо владеет –
Тот все время теряет,
Поэтому мудрый
Не действует действием,
Не бережет свои вещи,
Заканчивает дело,
Как будто его
Только что начал,
И никогда не владеет
Результатами дела,
Ибо знает,
Что огромно здание,
А важна только
горстка земли,
что далеко путешествие,
а ценен только
маленький шаг
и то пока
его еще нет.


65. Тот, кто следует дао –
Не просвещает народ,
Ибо народ,
Имеющий знания –
Неуправляем,
Поэтому знания
Приносят несчастье,
Поэтому только
Правление
Без помощи знаний
Приводит к счастью страну.
Знать это, значит,
Знать дэ глубочайшее,
Которое глубоко, далеко,
Противоположно
Всем существам,
Но непрестанно приводит их
В гармоничный покой
Соответствия дэ.


66. Реки, моря, потоки вод
Имеют власть
Над землею,
Имеют власть
Над равнинами,
Потому, что
Не борются с ними,
Скользят по землям,
Им не мешая,
Стекают вниз,
Проходят действием,
Никем не замечены,
И так человек,
Который возвысится
Хочет,
Стать над людьми,
Тот должен уметь
Ставить себя
Ниже других,
Течь по чужой жизни,
Ей не мешая,
Помогать чужой жизни
Так, чтобы
Та не заметила.


67. Дао никогда
Не исчезнет,
Потому, что оно
Не становится меньше,
Дао не исчезает,
Поэтому оно
Неизменно,
Потому, что
Оно велико.
Чтобы обладать
Этим дао,
Необходимо иметь
Три сокровища:
Уметь быть
Позади других,
Любить человеков
И быть бережливым,
Тогда мочь быть
Храбрым и щедрым,
Суметь стать вождем,
И только тогда
Обрести великое дао.


68. Следовать естественности
Вещей в природе,
Имея знание
О древнем начале дао,
Тогда обладать дэ,
Которое избегает борьбы,
Тогда иметь силу
Управлять людьми.


69. Не делать шагов вперед
В наступлении,
А всегда отступать назад,
Не начинать
Битву первым,
А всегда ожидать,
Действовать
Через глубину недеяния,
Наносить удары,
Не предпринимая усилий –
Это есть великое средство
Вечного дао.


70. Люди не могут понять
Легкость в словах
Того, кто знает
Великое дао,
Люди слышат слова,
Что он произносит,
А не могут слово понять,
Он среди них,
Словно бедняк
В грубых тканях,
А за пазухой держит
Золота слитки,
Но люди не могут
Это увидеть,
Ибо дао –
Не золото,
Оно ничтожно,
Поэтому и велико,
Да так, что слова
Не могут
Эту ничтожность
Вместить.


71. Совершенномудрый
Считает себя
Глупее невежды,
Он знает о дао,
Поэтому думает,
Будто он болен,
Хотя совершенно
Здоров,
Он знает о дао,
Поэтому не имеет
Знаний,
Не имеет знаний,
Поэтому мудр,
Обладая знанием.


72. Действие имеет
в себе противодействие.
И если что-то сжимать,
То оно разожмется,
Ускользнув от контроля,
Если народ презирать,
То он тем же ответит,
Если давить на его жизнь,
То она бунтом взорвется,
Поэтому мудрый правитель
Управляет народом
Через недеяния действие.


73. Быть храбрым,
Но уходить от войны,
Быть упорным,
Но не становиться
Навязчивым,
Не бороться,
Но уметь побеждать,
Не говорить,
Но уметь отвечать,
Тогда уподобиться
небесному дао,
которое не действует,
но управляет
всеми вещами.


74. Смерть всегда находит
На чьих ногах приходить,
Даже если тот,
Кто избран носителем,
Об этом не знает,
Но кто сам изберет
Себя таковым –
Тот погубит себя,
Тот себя уничтожит.


75. Люди презирают смерть
Оттого, что стремятся к жизни,
Но не понимают того,
Что жизнь –
Это переплетение
Рождений и смерти,
поэтому презирая смерть,
Они презирают и жизнь,
И только тот, кто
Пренебрегает одномоментностью
Жизни, которая длится
от рождения к смерти
Тот действительно
Любит жизнь,
Тот понимает ее.


76. Все, что рождается,
Человек ли, цветок –
Оно нежное, мягкое,
Слабое, гибкое,
Почти что текучее,
Как будто вода,
И оно живет,
Ибо может течь,
Оно живет,
Ибо слабо,
И горе ему
Обрести твердость
И силу,
В которых обретается
Гибель.


77. Небесное дао
Отнимает лишнее
У того, у кого
Оно есть,
Ибо это лишнее
Лишь только вредит,
Отдает отнятое тому,
Для кого оно
Лишним не будет,
Кому оно
Принесет огромную пользу,
И кто благороден,
Имеет дао,
Тот поступает
Именно так.


78. Вода – она самая слабая,
Самая мягкая вещь,
Что есть в этом мире,
Она течет,
Ускользает сама от себя,
Не имеет формы,
Ее как будто бы нет,
Но она побеждает,
Капля за каплей,
Огромные камни,
Которые есть
Самые крепкие
Формы из форм,
Ибо вода –
Как предвечный закон,
По которому слабое
Сильнее, чем сильное.


79. Небесное дао –
Оно относится к людям
Ко всем одинаково,
Не порицает никого,
Не обличает тех,
Кто ошибся
И отошел от добра,
Оно не зрит
На временность
Недобрых поступков,
Для него все одинаковы,
Но оно всегда
На стороне тех,
Кто пошел
За добром,
Ибо кто пошел
За добром,
Тот последовал дао,
Кто пошел
Дорогой добра,
Тот пошел
Путем дао.


80. Да последуют люди
дороге естественности,
Которой проходят
Все существа и все вещи,
Да пройдут люди
Путем истинным дао,
С которого
Их совлекают
Призраки мыслей и слов,
Корень которых –
Пустые страсти,
Да пройдут люди
Дорогой дао,
Живя, где живут,
Не зная войны,
Не зная желаний
Обладать тем,
Что излишне,
Да пройдут
Люди этим путем,
Путем вечного дао.


81. Пройти сквозь
Крепко закрытую дверь,
Выйти из душного здания,
В котором не прибрано,
Хаосом раскидан
Ворох слов и желаний,
Выйти оттуда,
Войти в огромную реку
Вечного дао,
Отречься от своей
Временной формы,
От своего
Желания быть,
Стать неимущим,
Отдать себя полностью
Всем тем,
Кто вокруг,
Отдать себя людям,
Принести им благо,
Как будто исчезнуть,
Слившись навеки
С великим дао.



 
Файлов нет. [Показать файлы/форму]
Комментариев нет. [Показать комментарии/форму]