Вход:  Пароль:  
EAstudies.ru: Публикации/ЭкзаменационнаяЭпиграфика ...
Home Page | Каталог | Изменения | НовыеКомментарии | Пользователи | Регистрация |

А.Л.Федорин

ЭКЗАМЕНАЦИОННАЯ ЭПИГРАФИКА ВО ВЬЕТНАМЕ В XV–XVIII вв.

(Опубликовано в Вестнике Московского университета. Сер.13. Востоковедение. 1992. № 3, с. 35–39)


Экзаменационная эпиграфика является отражением одного из главнейших государственных ритуалов, существовавших в ряде стран Восточной и Юго-Восточной Азии в периоды господства здесь конфуцианской идеологии. Суть его заключалась в том, что, опираясь на конфуцианский тезис о необходимости подбора и выдвижения добродетельных, государство формировало свой гражданский чиновничий аппарат, особенно на высшем и среднем уровне, в значительной степени на основании многоступенчатой системы специальных экзаменационных конкурсов. Вершиной этой системы были дворцовые испытания (во Вьетнаме — динь тхи или диен тхи), лауреаты которых могли претендовать на самые высокие государственные должности и удостаивались почестей, одной из важных составных частей которых являлось увековечивание их имен на специальных каменных стелах, сооружаемых за государственный счет и устанавливаемых в пределах главной конфуцианской святыни страны — столичного Храма Литературы (Ванмиеу). Указанные эпиграфические памятники помимо списков сдавших, как правило, содержали много других интересных сведений и представляют собой важный самостоятельный источник для изучения соответствующих периодов истории. В данной статье автор не ставил перед собой цель рассмотреть весь комплекс вопросов, связанных с изучением содержания текстов экзаменационных стел во Вьетнаме, ограничившись лишь вопросами о том, когда появился этот вид эпиграфики в исследуемой стране, и как проходил процесс создания соответствующих памятников на протяжении четырех веков (XV–XVIII).


Сообщения источников о проведении первых конфуцианских конкурсов во Вьетнаме относятся к XI в. н.э. (1075 г.) [1], а о первом дворцовом конкурсе — к XII в. (1152 г.) [2], однако вплоть до 1442 г. церемония чествования победителей экзаменов, судя по данным вьетнамских историографов [3], установку специальной стелы не предусматривала. Лишь в XV в., после прихода к власти династии Поздние Ле (1428–1788) и при расцвете конфуцианства, в стране была создана полноценная регулярная система конкурсов на разных уровнях, которая, постоянно развиваясь, но не меняясь качественно, просуществовала вплоть до XX в. Начиная с 1463 г., испытания стали проводиться каждые три года, и лишь тяжкие политические потрясения могли им воспрепятствовать. К этому же периоду относятся первые упоминания о создании экзаменационной эпиграфики и наиболее древние из сохранившихся да наших дней экзаменационных надписей.


По сравнению с другими, памятники эпиграфики этого вида достаточно хорошо сохранились, и их содержание, судя по всему, наиболее полно отражено в различных исторических сочинениях. Так, процесс создания экзаменационных надписей частично зафиксирован в наиболее надежной вьетнамской хронике, описывающей события XV–XVII вв. — «Полное собрание исторических записок Дайвьета». Кроме того, еще в начале XIX в. вьетнамский историограф Ле Као Ланг переписал тексты сохранившихся на тот период экзаме¬национных стел, установленных в Храме Литературы в Ханое [4]. В 60-х гг. в Сайгоне указанная работа была издана в виде трех параллельных текстов (иероглифический, фонетический и в переводе на современный вьетнамский язык) [5]. Аннотация этих памятников содержится в «Каталогах текстов стел», подготовленных учеными Института общественных наук СРВ в 1974 и 1984 гг.[6]. Тексты некоторых из них приводятся в сборнике избранных стел Ханоя [7]. Наконец, совсем недавно вьетнамский ученый До Ван Нинь решил вновь перевести на вьетнамский язык сохранившиеся стелы этого вида [8], а также обобщить всю касающуюся их информацию в отдельной статье [9]. Указанная статья, содержащая систематизированные данные по этому весьма сложному и запутанному вопросу и в большинстве своем хорошо аргументированные выводы, снабженные ссылками на конкретные источники, безусловно является существенным шагом вперед в изучении этой проблемы. Тем не менее, некоторые ее положения не являются бесспорными и дают основания для других толкований, которые мы попытаемся привести ниже.


В вопросе о том, какие памятники экзаменационной эпиграфики следует отнести к наиболее ранним, До Ван Нинь соглашается с вьетнамским энциклопедистом XVIII века Ле Куи Доном (1726–1784), считавшим, что ими являются 10 стел, выбитых по указу императора Ле Ты Тханя [10] в 1484 г. [11], которые были посвящены конкурсам 1442, 1448, 1463, 1466, 1469, 1472, 1475, 1478, 1481, 1484 гг. Семь из них сохранились до нашего времени (эстампажи 1358, 1323, 1349, 1316, 1353, 1313, 1350). Существование в прошлом еще трех (об испытаниях 1469, 1472 и 1484 гг.) сомнений не вызывает, поскольку все десять стел, включая сохранившиеся, были перечислены в одном документе о создании, цитируемом в хронике «Полное собрание исторических записок Дайвьета» [12]. Кроме того, обширная цитата из одной из несохранившихся надписей (о конкурсе 1472 года) приводится в работе Буй Хюи Битя (1744–1818) «Избранная литература императорского Вьетнама» [13]. Что касается стел о еще двух экзаменационных сессиях (1453 и 1458 гг.), также проводившихся уже по новым правилам, то они, по-видимому, не создавались, поскольку, по данным «Полного собрания исторических записок Дайвьета» [14], подтвержденным Ле Куи Доном [15], в эти годы дворцовый экзамен не проводился, и лауреаты были определены по итогам столичных испытаний, что делало эти сессии «неполноценными» в глазах последующих поколений конфуцианцев. До Ван Нинь подвергает сомнению это утверждение, ссылаясь на того же Ле Куи Дона, насчитавшего в 1777 г. 11 ранних стел [16]. Однако, по нашему мнению, под этими 11 памятниками подразумевались все сохранившиеся надписи, созданные до начала правления династии Мак, а не до 1484 г., как интерпретировал современный вьетнамский ученый, поскольку именно столько их дошло до наших дней (7 уже перечисленных выше, а также стелы 1487 и 1496 гг. о сессиях тех же лет, надпись 1513 г. о сессии 1511 г. и надпись 1521 г. о сессии 1514 г. — хранящиеся в библиотеке Института общественных наук СРВ эстампажи стел 1361, 1310, 1369, 1356).


Что касается определения даты установки первой экзаменационной стелы во Вьетнаме, то тут трудно спорить с данными «Полного собрания исторических записок Дайвьета», которые почему-то не были отмечены и прокомментированы ни в прошлом (Ле Куи Дон), ни сейчас (До Ван Нинь). В конце сообщения этого источника о конкурсе 1442 г. говорится: «Также приказали установить стелу и составить текст с именами (сдавших — А.Ф.). Установка стел с именами тиенши началась с тех времен» [17]. Кстати, такой же точки зрения по вопросу о первой экзаменационной стеле придерживался и другой вьетнамский энциклопедист — Фан Хюи Тю (1782–1840) [18].


Ставились ли экзаменационные стелы между 1442 и 1484 годами — неизвестно, во всяком случае, никакой информацией по этому вопросу мы не располагаем, однако позднее, вплоть до прихода к власти династии Мак, они создавались регулярно, практически сразу после окончания конкурсов. Кроме уже упомянутых выше сохранившихся до наших дней 11 ранних стел, по данным «Полного собрания исторических записок Дайвьета», были созданы надписи об экзаменах 1490, 1493, 1499 гг. (в эти же годы), 1505 и 1508 гг. (в 1511 г.) [19]. Также, по всей вероятности, сразу или через непродолжительное время после конкурсов были созданы стелы о сессиях 1502 и 1518 гг., дошедшие до нас в копиях 1536 г. (эстампажи №№ 1359 и 1308), которые, как указывается в их текстах, были сняты с оригинальных надписей, уже тогда сильно поврежденных.


Весьма сложной является проблема стел об экзаменах, проводившихся в Тханглонге, начиная с 1520 г. и до конца правления династии Мак. Единственная сохранившаяся надпись о конкурсе, проведенном от имени этой династии, относится к 1529 году (эстампаж №1305) и приводит список лауреатов этого же года. Основываясь на этой стеле и фактах воспроизводства экзаменационных стел династии Поздние Ле при Маках, До Ван Нинь, на наш взгляд, вполне обоснованно приходит к заключению, что, по всей вероятности, к этому времени уже существовали стелы об испытаниях 1520, 1523 и 1526 гг. Что же касается более поздних конкурсов под эгидой династии Мак (1532, 1535, 1538, 1541, 1544, 1547, 1550, 1553, 1556, 1559, 1562, 1568, 1571, 1574, 1577, 1580, 1583, 1586, 1589 и 1592 гг.) [20], то вьетнамский историк считает возможность их создания весьма проблематичной. Чини признавали ученые степени гражданских чиновников, полученные при дворе Маков, поэтому целенаправленно соответствующие экзаменационные стелы не уничтожали. Об этом свидетельствует и сохранность вплоть до наших дней маковской экзаменационной надписи 1529 г. Поскольку все стелы этого вида хранились в одном месте (Храм Литературы) в столице, вероятность того, что существенная часть более древних (XV в.) надписей сохранилась, а целая серия более поздних (21 надпись) была полностью утрачена, достаточно мала. Принимая в целом эту гипотезу До Ван Ниня, отметим, что в ней он не учел факт воссоздания двух стел о конкурсах времен Поздних Ле (1502 и 1518 гг.) в 1536 г. В соответствии с теми же аргументами, которые использовались для доказательства существования надписей 1520, 1523 и 1526 гг. на основании наличия стелы 1529 г., возобновление пришедших в негодность старых стел в 1536 г. свидетельствует о высокой степени вероятности их существования для сессий 1532 и 1535 гг. Действительно, было бы странным, если бы Маки позаботились об исполнении ритуала в отношении деяний прошлой династии, не позаботившись об увековечивании своих собственных конкурсов.


Для большей части XVI в. характерно наличие сразу двух соперничающих государственных образований, каждое из которых претендовало на легитимность: с одной стороны Маки (на севере), с другой — Чини–Нгуены (на юге). Проведение конфуцианских конкурсов от имени императорской династии было одним из важнейших подтверждений этой легитимности, поэтому Маки неукоснительно придерживались традиционных сроков их проведения (один раз в три года) даже в самые сложные для себя периоды. Несколько по-иному складывалась ситуация в южных районах, контролируемых Чинями-Нгуенами и номинально подчинявшихся бережно сохраняемой династии Поздние Ле. Для проведения полновесных экзаменационных конкурсов условия здесь были неблагоприятные. Сложное военно-политическое положение в провинциях Тханьхоа и Нгеан, подвергавшихся длительное время регулярным набегам Маков, отсутствие в окружении тюа Чинь достаточной прослойки образованных гражданских чиновников, способных наладить конкурсную систему — все это приводило к тому, что первоначально конфуцианскме испытания не проводились в этих районах вообще. Ситуация изменилась в 1550 г., когда на сторону южан перешло значительное количество бывших сторонников Маков, в том числе ряд высокопоставленных гражданских чиновников, заложивших основы нового гражданского аппарата княжества Чиней. Одним из центральных мероприятий этого аппарата было возобновление с 1554 г. конкурсных испытаний. Обеспечить их проведение в полном объеме с отборочными экзаменами на разных уровнях Чини были не в состоянии в связи с продолжавшимся острым дефицитом гражданских кадров и конфуциански образованных людей вообще (большинство гражданских родов, являвшихся основными поставщиками будущих лауреатов-тиенши, оставались в дельте Красной реки, в первую очередь, в провинциях Хайзыонг и Киньбак). С учетом изложенного, первоначально вновь организованные испытания на юге во владениях Чиней проходили по упрощенной программе и даже назывались по-другому (конкурсы те). Они не имели отборочных туров и обязательных сроков организации и сводились к тому, что уже действовавшие гражданские чиновники соревновались в том, кто из них лучше напишет сочинения на заданные темы. Тем не менее южане всячески стремились подчеркнуть значимость этих испытаний и высокие достоинства их лауреатов, которых, кстати, из-за скудости выбора было совсем немного по сравнению с целыми отрядами маковских тиенши [21].


Конкурсы те из-за политической нестабильности на юге в середине XVI в. проводились редко (1554, 1565 и 1577 гг.). Лишь после окончательного преодоления Чинями внутреннего кризиса, консолидации в их лагере и переходе инициативы в борьбе за господство над всей страной в руки южан, конкурсы те были заменены сначала на столичные (с 1580 г.), а затем и на тра¬диционные дворцовые испытания (с 1583 г.), проводившиеся с завидной регулярностью вплоть до падения дома Чиней и династии Поздних Ле в конце XVIII в.


Традиция создания экзаменационной эпиграфики во времена Чиней была воссоздана далеко не сразу и первоначально носила характер кампаний. Так, первая серия надписей этого вида включала сразу 26 стел. Она была создана в 1653 г., то есть через 60 лет после утверждения Чиней в дельте Красной реки, и описывала все проведенные ими ранее конкурсы (1554, 1565, 1577, 1580, 1583, 1589, 1592, 1595, 1598, 1602, 1604, 1607, 1610, 1613, 1616, 1619, 1623, 1628, 1631, 1634, 1637, 1640, 1643, 1646, 1650, 1652 гг.). Все стелы этой серии, за исключением одной (о конкурсе 1634 года), сохранились до наших дней (эстампажи №№ 1357, 1322, 1367, 1325, 1364, 1363, 1332, 1339, 1375, 1373, 1365, 1355, 1315, 1334, 1318, 1354, 1303, 1352, 1340, 1314, 1338, 1352, 1302, 1309, 1311). Существование единственной не сохранившейся стелы не вызывает сомнений, особенно с учетом того, что в 1976 г. в ходе раскопок в Храме Литературы была найдена каменная подставка в форме черепахи, которая идентична 25 другим подставкам под стелами этой серии и, безусловно, ранее принадлежала надписи об испытаниях 1634 г. [22].


В этой серии были поставлены стелы, описывающие не только дворцовые конкурсы, но и испытания те 1554, 1565 и 1577 гг., а также столичный конкурс 1580 года. Этот факт послужил для До Ван Ниня основанием для гипотезы об обязательности надписей, посвященных подобным экзаменационным сессиям. На наш взгляд, это не так. В годы расцвета конфуцианства система конкурсов те существовала параллельно дворцовым экзаменам, подобные сессии и ранее, и в XVII–XVIII вв. проходили неоднократно, но они никогда не находили отражения в эпиграфике, так как по статусу были ниже дворцовых. Также не отражались в стелах испытания те в Китае, служившим для Вьетнама образцом организации конфуцианских ритуалов. Все это позволяет утверждать, что установка стел о конкурсах те и столичном испытании XVI в. была не реализацией правила, а исключением, призванным искусственно завысить уровень этих конкурсов, проводимых в условиях отсутствия дворцовых экзаменов, придать им особый статус, «узаконить» их в качестве дворцовых и тем самым подчеркнуть легитимный, гражданский, «цивилизованный» характер правления династии Поздние Ле в период, когда эта династия фактически не имела своего сколько-нибудь значительного гражданского аппарата и опиралась в основном на военно-поместную знать.


Вторая крупная серия экзаменационных надписей (21 стела) была создана еще более чем через 60 лет в 1717 г. и описывала конкурсы 1656, 1659, 1661, 1664, 1667, 1670, 1673, 1676, 1680, 1683, 1685, 1688, 1691, 1694, 1697, 1700, 1703, 1706, 1710, 1712, 1715 гг. (эстампажи №№ 1342, 1329, 1344, 1345, 1337, 1348, 1331, 1327, 1333, 1326, 1347, 1324, 1330, 1321, 1336, 1320, 1335, 1319, 1343, 1317, 1341). Эти и все более поздние надписи сохранились до наших дней.


В дальнейшем экзаменационные стелы вновь стали устанавливать регулярно сразу после проведения конкурсов. Лишь в отдельных случаях происходили задержки, но и тогда, в отличие от прежних крупных партий, больше, чем по две стелы сразу, не ставили. Так, в 1744 г. были поставлены стелы о конкурсах 1739 и 1743 гг.(эстампажи 1371 и 1362), в 1763 г. — о конкурсах 1760 и 1763 гг. (эстампажи 1372 и 1382), в 1780 — о конкурсах 1778 и 1779 гг. (эстампажи 1306 и 1312). Иногда отмечались нарушения хронологической последовательности изго¬товления надписей. Например, описание конкурса 1727 г. было закончено позднее (в 1733 г.), чем аналогичный памятник о сле¬дующей сессии 1731 г. (в 1732 г.) (эстампажи 1377 и 1307). Но в целом традиция создания эпиграфических памятников этого вида приобрела неизменный и устойчивый характер. Не были созданы стелы лишь о трех последних сессиях, проведенных от имени династии Поздних Ле (1781, 1785, 1787 гг.), что, по всей вероятности, обусловливалось чрезвычайно сложной политической обстановкой, сложившейся в тот период в северном Вьетнаме, а в дальнейшем падением династии и приходом к власти враждебных ей Тайшонов (1788–1802), которые свои дворцовые конкурсы не проводили (во всяком случае никаких сведений об этом до нас не дошло), собственных экзаменационных стел не оставили и были отнюдь не расположены заботиться об исполнении ритуалов свергнутого ими противника.


Уже за рамками исследуемого промежутка времени, при династии Нгуен (1802–1945), традиция регулярной установки экзаменационных стел возродилась вместе с традицией регулярного проведения дворцовых конкурсных испытаний. Устанавливались они уже в новой столице Вьетнама — городе Хюэ.


Завершая рассмотрение вопроса о создании экзаменационной эпиграфики в XV–XVIII вв., нельзя не отметить две из стел этого вида, представляющие собой исключение: по случаю испытаний 1748 и 1772 гг. были созданы не по одной, как обычно, а по две стелы (соответственно эстампажи №№ 1381 и 19310; 1376 и 19309). Все они попарно датированы одним и тем же годом, принадлежат перу одних и тех же авторов, и несмотря на небольшие различия в размерах и в расположении иероглифов, по всей вероятности, также попарно имеют один и тот же текст. Но если первые из них установлены вместе с остальными экзаменационными стелами там, где и было положено, — в столице, в Храме Литературы, то вторые оказались за многие километры от Тханглонга (так тогда назывался Ханой) — в одной и той же общине провинции Нгеан. При ознакомлении с текстами соответствующих стел выясняется, что победителями этих конкурсов, занявшими первые места среди всех других лауреатов, были уроженцы Нгеана Нгуен Хуи Оань (1712–?) и Хо Ши Донг (1738–?). Можно предположить, что полные эпиграфические копии с государственных экзаменационных стел были сделаны в честь выдающегося достижения указанных лиц их благодарными земляками из провинции, для жителей которой подобные успехи были большой редкостью.


Примечания и ссылки.


[1] Dai Viet su ky toan thu (в дальнейшем — DVSKTT). Т.I. Hanoi, 1972, tr.236.


[2] DVSKTT. Т.I, tr.285. Интересно отметить, что в более раннем источнике, посвященном этому же периоду (Viet su luoc. Hanoi, 1960) упоминания об экзаменах 1075 и 1152 гг. отсутствуют, что дало основания некоторым ученым считать их поздними интерполяциями, сделанными конфуцианскими летописцами XV–XVIII вв., с тем чтобы придать более древний характер этой традиции.


[3] Phan Huy Chu. Lich trieu hien chuong loai chi (в дальнейшем — LTHCLC). T. III. Hanoi, 1961, с.10; DVSKTT. T.III, с.130.


[4] Le Cao Lang. Le trieu lich khoa tien si de danh bi ky. TT.1–2. Библиотека института общественных наук СРВ. Рукопись.


[5] Le Cao Lang (Cao Vien-trai). Le trieu lich khoa tien si de danh bi ky. T.1–4. Saigon, 1961–1969.


[6] Thu muc van bia. T.1–21. Hanoi, 1974; “Thu muc bia gian luoc”. T.1–21. Hanoi, 1984.


[7] Tuyen tap van bia Ha-noi. T.1–2. Hanoi, 1978.


[8] Do Van Ninh. Bia nghe truong giam. — Nghien cuu lich su. 1987–1991. №№ 234–255.


[9] Do Van Ninh. Quoc tu giam (Ha-noi). — Nghien cuu lich su. 1986. №№ 227–229.


[10] Ле Ты Тхань (1442–1497): пятый император династии Поздние Ле, храмовое имя — Ле Тхань-тонг, правил с 1460 по 1497 г.


[11] Le Quy Don. Kien van tieu luc (в дальнейшем — KVTL). Toan tap. T.II. Hanoi, 1977, с.98.


[12] DVSKTT. T.3, с.285–286.


[13] Bui Huy Bich. Hoang Viet thi van tuyen. T.2. Saigon, 1972, с.37–44.


[14] DVSKTT. T.3, с.162,168.


[15] Le Quy Don. KVTL, с.84.


[16] Le Quy Don. KVTL, с.98.


[17] DVSKTT. T.2, с.130.


[18] Phan Huy Chu. LTHCLC. T.3, с.10.


[19] DVSKTT. T.2, с.307, 312; T.3, с.17, 70.


[20] Список сессий, проведенных династией Мак, составлен по данным Dinh khiet lich trieu dang khoa luc. T.1. Saigon, 1961.


[21] За годы своего правления в столице страны (1527–1593) Маки провели 22 экзаменационные сессии, на которых лауреатами были признаны 485 человек (в среднем 7,3 лауреата в год или 22,0 на одну сессию). Аналогичные показатели для Ле-Чиней в эти же годы составили соответственно лишь 7; 35 (0,5 и 5). Подсчет сделан по данным того же источника, что и в примечании [20].


[22] Do Van Ninh. Quoc tu giam (Ha-noi). — Nghien cuu lich su. 1986. № 228, с.59.



 
Файлов нет. [Показать файлы/форму]
Комментариев нет. [Показать комментарии/форму]