Вход:  Пароль:  
EAstudies.ru: Публикации/ОбразДракона ...
Home Page | Каталог | Изменения | НовыеКомментарии | Пользователи | Регистрация |

М.А. Сюннерберг

Образ дракона во вьетнамских летописаниях


Общеизвестно, какую огромную роль играют драконы в духовной, и не только, жизни Вьетнама. Достаточно вспомнить легенду о происхождении вьетнамцев, согласно которой они являются потомками дракона и феи. Дракон является одним из ключевых персонажей вьетнамских сказок и преданий, что в целом схоже с западной традицией, за исключением того, что во Вьетнаме, в отличие от Запада, дракон предстает как доброе и мудрое существо. Однако дракону уделено немало внимания и в исторических летописях Вьетнама.


Целью нашего исследования является рассмотрение образа дракона во вьетнамских летописаниях и выявление на основании исследуемых нами источников той роли, которую играл дракон во Вьетнаме.


Интерес вызывает сопоставление числа упоминаний драконов во вьетнамских летописях. На основании количественных данных появлений драконов в той или иной летописи можно сделать вывод о характере и духовной принадлежности человека, написавшего её.


Наиболее полно дракон представлен в двух древнейших из дошедших до нашего времени вьетнамских летописях – Вьет Шы Лыок (Việt Sử Lược) и Дай Вьет Шы Ки Тоан Тхы (Đại Việt Sử Ký Toàn Thư). В более поздних летописях, таких как Дай Вьет Шы Ки Тиен Биен (Đại Việt Sử Ký Tiền Biên) и Кыонг Мук (Cương Mục), можно прочесть лишь одно упоминание о появлении дракона – в связи с переносом столицы императором Ли Тхай То. При этом и в поздних летописях отмечаются указы, связанные с драконами (их мы рассмотрим подробнее чуть позже). С чем же связано исчезновение драконов со страниц поздних летописей? Пожалуй, главной причиной является то, что их авторы были конфуцианцами, не верившими в какие-либо чудеса (а появление дракона, по их мнению, безусловно, подпадало под категорию чудес), а потому старавшимися избегать их. Особенно ярко это прослеживается на примере тэйшонской хроники Дай Вьет Шы Ки Тиен Биен. Период 12 века в этой хронике полностью переписан с Тоан Тхы, за одним исключением – все упоминания драконов, которые были в Тоан Тхы, в эту летопись внесены не были.


Однако объяснить отсутствие драконов в поздних летописях одним лишь конфуцианским духом их составителей представляется нам не совсем полным. Дело в том, что первый автор Тоан Тхы, писавший историю Вьетнама с 3 века до н.э. и до 13 века, Ле Ван Хыу, судя по его комментариям к тексту, также был представителем неоконфуцианства. Ле Ван Хыу можно охарактеризовать как прагматика-государственника и последовательного борца с суевериями, местными культами и буддизмом, т.к. все это, по его мнению, мешало поступательному движению государства вьетов.


Итак, мы выяснили, что найти информацию о драконах фактически можно только в двух летописях – ВШЛ и ТТ, а потому анализ образа дракона будет проведен нами именно на основе двух этих источников.


Вначале хотелось бы сопоставить частоту и структуру упоминания драконов в этих двух летописях. В количественном плане преимущество ВШЛ безоговорочно – дракон в этой летописи появляется 62 раза против 17 в Тоан Тхы. При этом в большинстве случаев появления драконов в летописях не совпадают. За исключением истории о переносе столицы Ли Тхай То в 1010 году, совпадения наблюдаются лишь в период с 1117 по 1132 год. Можно сделать вывод, что совпадения в появлении драконов свидетельствуют о том, что те периоды были особенно важны для истории Вьетнама, с точки зрения авторов хроник. Характер описания драконов в обеих летописях одинаков, чаще всего просто сообщается, что дракон появился, подробности его действий даются только в исключительных случаях, о которых речь пойдет чуть ниже.


Проанализировав все возможные причины и последствия каждого конкретного случая появления дракона можно сделать выводы о роли, которую играл дракон в этих летописях.


1. Уже с самого первого упоминания о драконе он выступает в роли защитника нации. Интересно, что более раннее появление дракона отмечается в Тоан Тхы. Согласно этой летописи, в 549 году во время краткого периода независимости от Китая, когда во Вьетнаме к власти пришли Ранние Ли, Чиеувьетвыонг был вынужден жить в болоте, окруженный китайскими войсками. Он молился духам Неба и Земли. И тогда получил от них боевой шлем и коготь дракона для борьбы с противником. Тут же в летописи сообщается, что согласно народному преданию духом этого болота был известный мифический герой Тьы Донг Ты. Так вот, он как-то раз, сидя на жёлтом драконе, спустился с небес и вручил выонгу сброшенный драконом коготь. Итак, мы видим, что уже первая вьетнамская династия, попытавшаяся добиться независимости от Китая, получает одобрение и поддержку со стороны дракона.


В дальнейшем все появления дракона датируются в обоих хрониках периодом правления династии Поздние Ли. Во многом это объясняется, что при Поздних Ли во Вьетнаме был расцвет буддизма с присущими ему чудесами. Однако, на наш взгляд, появление драконов именно в этот период связано с тем, что при Поздних Ли было фактическое становление независимой вьетской государственности, которая весьма нуждалась в заботе со стороны верховного существа – дракона. При династии Поздние Ли можно также найти немало примеров, когда дракон выступал в качестве хранителя нации. Так, дракон сопровождал императорские войска в двух крупнейших в 11 веке походах на Чампу в 1044 и 1069 году. При этом во втором походе ВШЛ фиксирует появление дракона 5 раз. Когда же в стране начались празднования по поводу победы и была оставлена победная реляция в Храме предков императора, то дракон также принял участие в торжествах, причем в подобающей случаю форме – в отличие от большинства случаев, дракон не просто появился, а “появился в желтой колеснице, изукрашенной драгоценностями”. При этом важно отметить, что и сам император понимал необходимость поддержки со стороны дракона, а потому перед первым походом приказал построить несколько сот боевых кораблей в форме драконов. Заранее скажем, что указы о драконах существенно помогают понять их роль во Вьетнаме в то время.


2. Из описаний исследуемых нами летописей становится очевидной всем известная роль дракона, как символа императора и императорской власти. Дело в том, что дракон предпочитал появляться в императорских дворцах или же на императорском корабле. Интересно, что среди императорских дворцов дракон предпочитал посещать загородные дворцы, из чего можно сделать вывод, что авторы хроник тем самым возможно пытались показать, что сам дракон жил где-то в городе Тханглаунге, являясь его живым символом-хранителем. Появление дракона в императорском дворце или же на императорском корабле составляет примерно 90% от общего числа появлений дракона.


Интересно, что в только что упоминавшемся нами появлении дракона в “желтой колеснице, изукрашенной драгоценностями” прослеживается непосредственная связь с императором, точнее, с атрибутом императорской власти, т.к. незадолго до этого сообщается, что в точно такой же колеснице (согласно церемониалу) восседал император Ли Тхань Тонг.


При этом сам император зачастую сравнивается с драконом. Так о последнем императоре первых Поздних Ли – Ли Нян Тонге – сказано, что у него было “лицо дракона”.


3. На примере ВШЛ и ТТ видно, почему дракон считается верховным духом и повелителем водной стихии. Летописи приводят несколько ситуаций, когда в стране наблюдалась засуха, император молил о ниспослании дождя, после чего появлялся дракон, несущий вслед за собой дождь.


4. Появление дракона часто несет в себе оценку авторов хроник (одобрение/неодобрение) как действий императора, так и ситуации в стране в целом. Только лишь по действиям дракона можно сделать вывод, хороша или плоха была обстановка в стране в тот или иной момент. В большинстве случаев, как уже упоминалась, дракон всего лишь появлялся, ничего при этом не делая. Ясно, что подобное появление дракона носит чисто символический сакральный характер и заключает в себе одобрение ситуации в стране и действий императора. В тех же случаях, когда действия дракона были указаны более подробно, это означало его (а скорее авторов хроник) недовольство. Так, только исходя из появлений и действий дракона, можно догадаться о наличии во Вьетнаме 12-начала 13 веков двух кризисных ситуаций. Рассмотрим, подробнее, что это за ситуации и как вел в них себя дракон.


Первая из них связана с переходом власти от династии Первых Поздних Ли ко вторым и датируется примерно 10–30-ми гг. 12 века. Известно, что представители Вторых Ли не были прямыми потомками Первых, а потому их права на престол были весьма сомнительны. Поэтому симпатии как авторов хроник, так через них и самого дракона были на стороне последнего императора Первых Ли – Нян Тонга. Дракон как бы пытается предупредить Нян Тонга о надвигающейся беде. Так в 1112 году единственный раз появляется не желтый, а черный дракон, что, безусловно, является плохим предзнаменованием. И действительно – в это время умирал чудо-ребенок Зяк Хоанг, личность которого была связана с историей узурпации трона Вторыми Ли. Затем дракон как бы начинает нервничать – в 1114 году зачем-то облетает вокруг ступы три раза, затем появляется ночью, чего раньше с ним не случалось, в 1125 году он “прячется” во дворце. Еще ранее в 1117 году, дракон появляется в башне моления о долголетии Донг Линь, т.е. как бы молится о том, чтобы императору было дано больше лет жизни. Дракон не хочет смены императора. Все симпатии дракона на стороне Нян Тонга. Незадолго до его смерти дракон, как бы указывает, где тому лучше умереть, появившись во дворце Винь Куанг. Вскоре Нян Тонг умрет именно в этом дворце. Впоследствии дракон несколько раз посетит этот дворец, как бы отдавая дань уважения императору Нян Тонгу. А в 1137 году такое ощущение, что дракон вообще покинул столицу, т.к. на этот раз просто указывается, что он в неё прибыл.


Появление дракона при Вторых Ли сведено к минимуму и все же наиболее часто упоминается при второй кризисной ситуации – начала 13 века, когда в стране началась междоусобица. Вот как прореагировал дракон на события в стране: ”Облетел вокруг ворот Нгы Там, появился у императорского трона дворца Тхиен Тхюи. Оставил следы когтей более чем в ста местах. Опять трижды появлялся у заднего дворца, наложницу Ле Ныонг затащил на крышу дворца”. Это случилось в 1204 году, когда императорские войска потерпели ряд поражений в битве против Дайхоанга, восставшей местности недалеко от столицы империи – Тханглаунга.


Образ дракона также фигурирует в летописях в императорских указах. При этом можно проследить постепенную “узурпацию” императором на дракона, как только на императорский символ. Так, в 1118 и 1157 году были изданы указы, запрещавшие слугам выонгов и хау татуировать изображение драконов на груди. Это тот редкий случай, когда событие, связанное с драконом, было отмечено во всех доступных нам летописях.


Подводя итоги, следует отметить, что образ дракона занимает одно из ключевых мест во вьетнамских летописаниях. При помощи его образа авторы хроник могли выразить свое отношение к происходившим в стране событиям, и, соответственно, проанализировав поведение дракона, можно делать выводы о характере политической ситуации в стране в определенный период времени. Также на примере летописей можно увидеть, как именно дракон выступает в целом известных своих ипостасях – защитника нации, символа императора и повелителя водной стихии. Однако, опираясь только на данные дошедших до нас летописей, невозможно проследить, когда именно и почему дракон стал выполнять эти функции. Очевидно, что тройственная роль дракона предстает в летописях как уже сложившаяся.


Опубликовано на вьет. языке в Doan Ket, 5, июль 2006. с. 44 – 47.



 
Файлов нет. [Показать файлы/форму]
Комментариев нет. [Показать комментарии/форму]